ЗА ЗЕМЛЮ, ЗА ВОЛЮ

ЗА ЗЕМЛЮ, ЗА ВОЛЮ

Автор: В.Егармин газета «Уральский Рабочий» предположительно 1968 год июль месяц

Жила когда-то в с.Кленовском семья Егарминых. Было у них трое детей. По-разному сложилась их судьба. О каждом из них мы уже рассказывали на нашем сайте. Публикую ссылки, кто незнаком с этими материалами.

Егармин Иван Федорович

Егармина Галина Федоровна

 

Егармин Валентин Федорович

Сегодня мы публикуем статью Егармина Валентина Федоровича о событиях, которые произошли в с.Кленовское в начале Гражданской войны.

ЗА ЗЕМЛЮ, ЗА ВОЛЮ

Многие села и деревни Красноуфимсмого уезда после Ок­тябрьской революции оставались в руках кулачества. Не ок­репшие комбеды и волостные комитеты не сразу завоевывали влияние в массах. Неграмотность, веками сложившийся ук­лад — все это осложняло борьбу. Власть в селах и деревнях часто переходила из одних рук в другие. Но ленинский «Дек­рет о земле» доходил до деревень, укреплял у крестьян дове­рие к Советской власти.
Особенно характерно в этом отношении было село Кленовское нынешнего Нижнесергинского района. Гражданская война оставила здесь незабываемые следы.

 Уже в который раз с Кле­новой горы спускались в село летом восемнадцатого года белогвардейские части. На этот раз шел батальон. Бес­церемонно расквартировыва­лись пешие и конные, все дома обкладывались контри­буцией. Крестьяне обязаны были кормить военных, снабжать коней овсом, сеном.

Село тянется на четыре километра вдоль Московского тракта у подножья гор. Обыч­но зажиточные крестьяне теп­ло встречали белых, а члены волостного исполкома уходи­ли в лес.

Сразу же на вершине гор вокруг села копались окопы, на лесных опушках маскиро­вали артиллерийские орудия и начинался артобстрел, пуле­метная трескотня. Но вот под­ходили части Красной Армии, и завязывался бой. Белые от­ступали, красные шли дальше, а через день в село входили белогвардейцы.

Коммунисты села и члены волостного исполкома в 1918 году органи­зовали небольшой партизан­ский отряд. Руководителей отряда коммунистов Ф. Г. Егармина и Н. П. Деткова ку­лаки не однажды пытались изловить. Весной 1918 года к Кленовскому подходил бело­гвардейский отряд. Навстречу выехал торговец А. М. Кисе­лев. Он попросил командира дать верховых, чтобы внезап­но взять красных руководите­лей. Три кавалериста вместе с Киселёвым направились к комиссару партизанского от­ряда Н. П. Деткову. Дом был закрыт, вся семья ушла в лес. Тогда верховые поскака­ли к дому Ф. Г. Егармина. Хозяин, завидев в окно всадников, бросился в огород, за­лег между грядками и пополз к подножью горы. Белогвар­дейцы ворвались в дом.

-Сказывай, где  Дюнька, — закричал Киселев на жену Н.П.Деткова.
-Да в лесу, где же ему быть…

Пошли искать в чулан, на сеновал. Федор, перемахнув через изгородь, бросился на гору. Заметив его, всадники вскочили на коней.

Пока преследователи откры­вали полевые ворота, парти­занский вожак успел вбежать в густой лес. Как только всадники подъехали к опушке, раздался выстрел. Всадники остановились,  они были в не­выгодной позиции, как на ла­дони. Федор крикнул:

Приближайтесь, коли жизнь недорога, всех уложу по очереди.

Всадники сделали несколько выстрелов из винтовок. Раз­горяченные кони топтались на месте, белогвардейцы боя­лись двигаться к лесу.

Затаив злобу, Киселев со­бирал кулаков, купцов, под­кулачников. Было решено од­новременно 24—25 июля 1918 года поднять восстание, уничтожить коммунистов и ак­тивистов. Оно совершилось не только в Кленовском. Кулац­кие бунты проводились по сговору с интервентами и кол­чаковцами во многих уездах.

Всюду на Урале и в Сибири в эти дни проходила запланиро­ванная контрреволюцией рас­права над активистами Совет­ской власти.

Но народ, вкусивший ра­дость свободы, уже победить было нельзя. В кровавой борьбе крестьяне упорно про­кладывали путь к свободной жизни. Из 48 волостей Крас­ноуфимского уезда поддержа­ло белогвардейский заговор 28. Восстания носили харак­тер злобных вспышек, и вско­ре подавлялись беднотой при помощи Красной Армии.

Суровой была расправа с активистами, бедняками в се­ле Кленовском. И до сегод­няшнего дня многие помнят об этой кровавой трагедии. Она началась 25 июля. Кисе­лев собрал группу кулацких сынков, приказал привести всех активистов, кто находится дома. Арестовать удалось 18 человек.

Утром рано к зданию вол­остного исполнительного комитета верхом подъезжали ку­лацкие бандиты вместе с бе­логвардейцами. Все они были разодеты, как ряженые, с белыми лентами через плечо и с околышами на фуражках.

Под окнами волостного уп­равления и свершилась эта страшная расправа над безза­щитными и безоружными людьми. Выводили из подвала по одному. Одичавший Киселев березовым поленом ударял жертву по голове, а его помощники в стороне до­бивали.

Первым вывели молодого коммуниста Соломина. Дер­жался он гордо, был спокоен и выдержан. Обращаясь к ор­ганизаторам расправы, гром­ко спросил:

За что вы арестовали нас, какое у вас на это пра­во?

С перекошенным от злобы лицом Киселев подошел к Со­ломину.

Смотрите, люди, он ещё права требует.

Скоро всех вас сметет Советская власть…

Но последнее слово изверг договорить не дал.

Вот тебе Советская власть, — кричал Киселев.

Привели бедняка А. М. Екимовских. Упав от удара и об­ливаясь кровью, он крикнул:

Вы еще заплатите за на­шу кровь!

Потом, держа крепко за ру­ки, вывели бедняка Ф. Н. Киселева. Здесь же, среди толпы, стоял его сын, тогда еще мальчишка. К Ивану Крохалёву, активному помощнику коммунистов, подбежала жена и подала ‘на руки трехлетнего ребенка. Но палачи вырвали дитя и ударили Ивана поле­ном по голове.

И так выводили одного за другим: К. С. Крохалева, А. М. Екимовских и других. Всего 18 человек. Жены, дети плакали и кричали, наблюдая эту жуткую расправу. Бывшая работница Первоуральского новотрубного завода Анна Кирилловна Цыбина, ныне пенсионерка, рассказывает, как ее отца К. С. Кроха — лева убивали на глазах. Тех, кто после удара бандита подавал признаки жизни, подкулачники Бажутин и Сажин поленьями и железными прутами добивали.

После расправы А.М.Киселев приказал всех уби­тых отвезти на кладбище и закопать в одной яме. Ког­да их зарывали, многие были живы, стонали, зем­ля поднималась…

Совершив гнусное зло­деяние, кулачье уже не ду­мало о своей власти. Видя нарастающее волнение од­носельчан и боясь парти­зан, они после ухода бе­лых воровски скрылись.

Вскоре в село вместе с партизанским отрядом во­шла Красная Армия.

У трагедии этой есть свой эпилог. Руководитель кулацкого восстания А. М. Киселев  долгое время скрывался, его искали по всей стране, и все-таки при­шел и ему конец.

Один из кленовских ком­мунистов И. Шариков, пе­реехавший на жительство в Фергану, однажды встре­тил там, в магазине, кулац­кого бандита. И хотя про­шло 14 лет со времени тех трагических событий, Ша­риков узнал Киселева. Руководитель кулацкой бан­ды А.М. Киселев, оста­вивший десятки сирот в 18 семьях борцов за Совет­скую власть, был изобли­чен.

Его привезли на Урал, в Красноуфимск. Было за­кончено следствие, но пе­ред показательным судом изверг, преследуемый стра­хом, не выдержал и умер от нервного припадка.

…Далеко видно братскую могилу в селе Кленовском. В революционные праздни­ки сюда приходят с цвета­ми пионеры, рабочие сов­хоза, отдавая дань памяти борцам за Советскую власть, за свободную и счастливую жизнь.

 

Оставьте комментарий