МАЛОИЗВЕСТНОЕ О НАШЕМ КРАЕ


Автор: Валерий Ганькин газета «Городок» 4 июня 2004 года

Новое территориальное приобретение в виде обширных земель Башкирии обернулось в условиях классических форм колонизации чрезвычайно беспокойной внутренней проблемой — около ста лет шло сопротивление русской власти: за этот период произошло пять крупных восстаний, не считая нескольких местных, — локальных.

В 1662 году вспыхнуло восстание, вызванное двумя причинами:

  • правительство запретило башкирам совершать набеги на своих южных вечных врагов — калмыков
  • и затребовало -возвратить калмыкам всех пленных их соплеменников (надо сказать, что разбойные набеги считались, особенно у горных башкир, обычным, почетным занятием).

Во главе бунта стояли знатные феодалы — Мухаммед, Конак, Девеней Давлетбаев. Движение охватило всю Башкирию и уезды сопредельных губерний. Основной размах восстание приняло летом 1662 года. Повстанцы осаждали Уфимский форпост, Далматовский монастырь, взяли и сожгли Кунгур, сожгли дотла ряд русских поселений в Уфимском и Кунгурском уездах. Конечной целью ставилась задача возрождения мусульманской независимости во всем Казанском крае и Сибири. В 1663 году основные очаги сопротивления были подавлены, а отдельные очаги — в 1664 году.

Второе башкирское восстание 1681 — 83г.г. было тоже вызвано конкретной причиной — слухами о насильственной христианизации, что имело реальную почву, потому что колонизация туземных земель сопровождалась активным нашествием православного духовенства, которое к коренному населению относилось как к варварам, нехристям, к людям второго сорта. Во главе восстания встали талантливые вожди — Сенд Саафер (Садияр), Иш — Мухаммед Давлетбаев. Повстанческое движение началось осенью 1681 года в Закамской линии, позже перекинулось на Сибирскую дорогу с ее Зауральской частью. Отряды маятников вновь осаждали Кунгур, который был снова заложен в 1663 году в 17-ти верстах от старого.

Причиной третьего восстания стало

  • повышение налогов (в частности, на соль)
  • и требование поставок башкирских лошадей для русской армии.

Вновь башкиры выдвинули лозунг возрождения мусульманского государства. В числе вождей повстанцев были Алдар Исекеев, Кунчук Тюлекеев. Восстание в 1705-06 гг. захватило северо-западную и южную Башкирию. В 1707 — 08гг. восстание вспыхнуло вновь в западной ее части и Казанском уезде, тогда повстанцы были в 30-ти верстах от Казани. В 1709-11 гг. пожар восстания охватил Сибирскую и Ногайскую дороги, были сожжены все русские поселения южнее Кунгура (так жители деревни Сыра полностью были увезены в плен):

«Везли добро, а у двоих за седлами привязано было по молоденькой девке. У орды уж такой обычай: мужичков перебивают, а молодых девок в полон возьмут…Орда кинулась на русские деревни с особым ожесточением: все жгла, зорила, а людей нещадно избивала, забирая в полон одних девчонок — подростков. Кровь лилась рекой, а орда не разбирала, только бы грабить. В виде развлечения захваченных пленных истязали: расстреливали из луков и предавали самой мучительной смерти. Устраивали для потехи казнь гуртом, топили, расстреливали, жгли»Д.Н. Мамин — Сибиряк «Охонины брови».

На борьбу с повстанцами были рекрутированы калмыки, с которыми у башкир существовала вековая вражда. Петр Первый, в лучших своих традициях, приказал истребить огнем и мечом: две орды калмыков, по 10 000 каждая, провели две карательные экспедиции: жгли селения, грабили скот, резали мужчин, уводили в плен женщин и детей. Именно в эти годы возникла необходимость защиты путей сообщения, заводских поселков от набегов южных соседей, и была осуществлена при императрице Анне Иоанновне. По плану и под непосредственным контролем И. К. Кириллова была сооружена так называемая Красно-Уфимская линия: 7 форпостов и 16 укреплений, в том числе Красно-Уфимская (19.03.1736 -по ст. ст.), Ачитская, Бисертская, Кленовская, Киргишанская, Грибовская и после Березовая подстава (застава) вплоть до Екатеринбурга.

«Усмирение» бунта происходило силами регулярных войск под командованием А.И. Румянцева и местными силами при непосредственном участии главного горного начальника Урала В.Н. Татищева: Башкирия была выжжена и разорена. Над башкирами совершались казни, «воровские» деревни были разорены или выжжены, несколько сот башкир предано казни, более 5000 сослано в Рогервик и в Остозейские земли, — в извозчики, солдаты и матросы, целые тысячи женщин и детей розданы по рукам русских.

В ходе подавления этого мятежа были использованы изощренные формы «усмирения»:

  • отбирались земли башкир — вотчинников и отдавались лояльным бобылям, мещерякам, тептярям, то есть новобашкирам, которые были у них в зависимом отношении.
  • Использовали систему заложничества, то есть из бунтующих селений забирали заложников и перебивали их. (Татищев только отбирал оружие и повторно приводил к присяге на Коране).

При «усмирении» было сожжено и разорено 696 селений, потери составила 16 634 человека, сослано в разные места 4000, отобрано множество верблюдов, лошадей и рогатого скота.

«Начались допросы пойманных башкир. Их нещадно пытали: жгли огнем, сажали на колья, ломали ребра, рубили головы и вешали».

«На реке Ай, впадающей с левой стороны в реку Уфу, башкиры напали на Тевкелева (исполнителя плана И. К. Кириллова по обустройству Красно-Уфимской крепости) и заставили его решиться на крайние меры: выдержав отчаянную борьбу с башкирами, Тевкелев разорил дотла около 50 башкирских деревень; сотнями согнал в пустые амбары и сжег их; жен и детей башкирских отдал солдатам, а мужей и отцов подвергал самым жестоким пыткам и казням».

Для восстания 1735-40 гг. были тоже веские причины:

  • отнимались земли под строительство новых крепостей (на этот раз — Оренбурга);
  • в 1736 году особым указом было разрешено приобретение башкирских земель, чем было положено массовой легальной крестьянской колонизации башкирских земель, что по мере нарастания ее масштабов, вело к неминуемому обострению межнациональных отношений.
  • Кроме того, приток русского населения увеличивался за счет строительства заводов, куда их владельцы перевозили своих и купленых людей из центральных губерний.

Восстание охватило юго-западную и южную Башкирию, после — восточные районы и Зауралье — Сибирскую дорогу. Вождями восстания были ахун Кульмяк Нурушев, Акай Кусюмов, батыри Юсуп Артыков и другие. Были разорены селения русских, татар, тептярей и мещеряков.

В 1740 году восстание вспыхнуло вновь на Сибирской дороге под предводительством самозванного хана Карасакала (настоящее имя Минлигула Юлаев). В ходе этого восстания мятежники были у стен Красно — Уфимской крепости. Как и предыдущие восстания, это народное выступление было подавлено.

Восстание 1755 года возглавил даровитый организатор, мещеряк Батырша Алеев. Он хотел заручиться поддержкой казахских ханов, турецкого султана. По улусам было разослано его воззвание с призывом к «священной войне». Очаг восстания разогрелся 15 мая в Бурзянской волости Ногайской дороги.

Губернатор Оренбургского края, генерал Неплюев умело использовал неприязнь между вотчинными башкирами и новобашкирами. Третья вспышка восстания произошла 27-28 августа на Осинской дороге. И на этот раз Крепости и форпосты Красноуфимской линии подвергнулись нападениям, все они держали осаду. Этот мятеж считают последним самостоятельным башкирским восстанием против русской власти. Руководитель мятежа был схвачен, более 5000 башкир бежали к киргиз-кайсакам.

Башкиры использовали любой случай, если представлялась возможность свергнуть русскую власть и вернуть свои утраченные земли. Такой случай возник при Пугачевском бунте, который без поддержки башкирских отрядов не мог бы расширить границы смуты. У известного Салавата Юлаева был и личный мотив участия на стороне Е.И. Пугачева: вотчинные земли его отца были заняты под Симский завод.

Валерий Ганькин,
действительный член Красноуфимского общества краеведов

Оставьте комментарий