О Памяти…

О Памяти…

Автор:  Маргарита Розенкова

«30 января 1829 года (по старому стилю, а по новому — сегодня годовщина) в Тегеране был убит российский посол А.С. Грибоедов.

Кроме Александра Сергеевича, в числе убитых были: 2-й секретарь посольства Аделунг, штабс-капитан Шах-Назаров, князь Кобулов, князь Соломон Меликов, врач Мальмберг, Дадаш-бек, «грузин Рустом», камердинер Александр Дмитриев, повар Яков Захаров и «пр., всего с казаками 37 человек…» Спасся только 1-й секретарь посольства титулярный советник Мальцов. В будущем меценат, фабрикант и коммерческий гений.
В число погибших при взятии русской миссии не вносят персидских солдат охраны, которых толпа растерзала первыми.
Понятно, что имена героически погибших русских дипломатов и сотрудников миссии мало кому что скажут — не такое у нас воспитание, не такая традиция.
Похороны А.С. Грибоедова происходили так: шествия, молебны, полковые каре, снова молебны, траурные салюты. Всего на сумму 210 золотых червонцев и 2,366 руб. 90 коп. серебром. После резни в посольстве Российской империи в Тегеране начались массовые казни подвернувшихся людей. Всего, чтобы как-то умилостивить не понятно кого, персы перекончали полторы тысячи человек, включая назначенного инициатора погрома и командующего тегеранской полицией. Дальше «Алмаз-шах», приезд в Петербург внука шаха Хозрев-Мирзы, которого дедушка с папой отправили, по совести говоря, убежденные, что русские его зарежут обязательно и правильно сделают. В России Хозрева полюбили решительно все: Пушкин, Фикельмон, Глинка, царь, наследник, царица, все. Персы пели красивые песни, Глинка их записывал, мы их в глинковском изложении можем слышать в «Иване Сусанине» и «Руслане и Людмиле». Иранскому принцу родственники дома чуть позже вырвут глаза, глаза растопчут сапогами, персы могут снять свой «Великолепный век», нам понравится.
Остальные жертвы трагедии — российские подданные, погибшие с оружием в руках при защите посольства, остались валяться под грудой камней за чертой города, без отпевания, венков и слёз соотечественников. И лежали там, дипломаты и сотрудники посольства, конвойные казаки и простые повар и камердинер, придавленные булыжниками у самой пыльной дороге, до 1836 года. Мимо этого могильника проезжали прочие русские дипломаты и путешественники и делали это совершенно обыденно. Только в августе 1836 года русский полномочный министр граф Симонич н написал русскому командующему на Кавказе барону Розену, что после долгих размышлений и переговоров он отправил к этой куче земли и булыжников ещё одного русского дипломата барона Боде. Персы прислали на церемонию перезахоронения 8 человек. Ночью останки были перенесены в привратную Армянскую церковь, что у ворот Шах-Абдул-Азима — практически, напротив места трагедии.
Идея похоронить людей на их родине Родине не пришла.
Сегодня годовщина, я хотел только напомнить фамилии людей, погибших, защищая территорию и флаг моей страны в Тегеране. Из них не все были русскими. Никакой другой цели я не преследую, только напомнить. И подчеркнуть, что все эти люди погибли не только отстаивая территорию, флаг и престиж нашей империи, ещё они погибли, защищая друг друга. Давайте подчеркнём это двойной красной линией. Защищая друг друга. Для людей возвышенных: положили живот за други своя».

©️ Джон Шемякин

Оставьте комментарий