Егармин Илья Захарович

Егармин Илья Захарович

Автор: Гасников Вячеслав Георгиевич

Егармин Илья Захарович воевал на Калининском фронте в 211-ом кавалерийском полку 82 кавалерийской дивизии 11-го корпуса. Он из семьи Родословная нашей семьи.

Что пришлось вынести бойцам корпуса в июле 1942 г., когда они попали в окружение в ходе немецкой операции «Зейдлиц» наш сегодняшний рассказ.

ОПЕРАЦИЯ «ЗЕЙДЛИЦ»

11-й кавалерийский корпус, воюя в полуокружении, продолжал боевые действия в тылу врага до июля 1942 г., удерживал выступ, который иногда называют Холм-Жирковским.

Связь с фронтом, пополнение и боеприпасы доставлялись к ним через «коридор» между городами Нелидово и Белый. На этой территории севернее Холм-Жирковского на стыке Калининской и Смоленской областей были огромные массивы заболоченных густых лесов, болота, торфяники, множество рек и ручьёв.

Начало конца 11-го кавкорпуса было положено активной разработкой немецким командованием крупномасштабной операции, получившей название «Зейдлиц». Её целью была ликвидация вклинений, образовавшихся в результате зимнего наступления Красной Армии. В мае, когда части 11-го кавкорпуса ещё вели бои в районе Холм-Суминского, Ханютина и Ордылёва, тщательная подготовка к операции уже активно велась. Она была направлена против войск 39-й армии генерал-лейтенанта И.И. Масленникова и 11-го кавалерийского корпуса С.В. Соколова.

Рано утром 2 июля 1942 г. немецкие войска начали наступление в самой узкой части «коридора» – между Белым и Оленино. Для командующего Калининским фронтом генерал-полковника Ивана Степановича Конева немецкое наступление не было неожиданностью. Известно, что Масленников, командующий 39-й армией, ему говорил, как и положено было говорить командующему: «Я готовлюсь к борьбе в самой неблагоприятной обстановке, то есть к боям в окружении без права вывода армии. Для этого нужны только боеприпасы и продовольствие». Но именно боеприпасами и продовольствием Конев не имел возможности обеспечить ни теперь окружённые войска, ни сражавшийся ранее за автостраду Москва–Минск 11-й кавалерийский корпус. И история повторилась: войска вновь оказались в «котле», хоть и не таком масштабном, как в октябре 1941 г., когда Западный фронт под командованием Жукова и Конева потерпел в Вяземской катастрофе одно из тяжелейших поражений за всю войну. Тогда потери войск фронта только попавшими в плен составили 673 тысячи человек. А так как ряды 11-го кавкорпуса были пополнены за счёт выживших окруженцев из «Вяземского котла», то одним и тем же людям пришлось побывать в обоих «котлах», созданных под командованием Конева.

Немецкое наступление началось 2 июля, а 12 июля уже последовало официальное сообщение немецкого командования о том, что несколько стрелковых и кавалерийских дивизий русских были окружены и уничтожены, взято свыше 30 тыс. военнопленных и захвачено или уничтожено большое количество военного имущества всех видов. После сильных дождей грунтовые дороги, по которым пробивались из окружения войска, раскисли, слабая советская военно-транспортная авиации не в состоянии была организовать эффективное снабжение по воздуху. Окруженные быстро остались без боеприпасов и продовольствия. Тем не менее, организованные попытки прорыва ещё продолжались. К 17 июля собралась группа численностью около 1500 человек под руководством командира 18-й кавалерийской дивизии генерал-майора П.С. Иванова. Есть сведения, что он погиб 21 июля на поле боя и был похоронен немцами с воинскими почестями. Легкораненый командующий 39-й армией генерал-лейтенант И.И. Масленников улетел в ночь с 18 на 19 июля на одном из девяти самолетов У-2, приземлившихся в «котле», чтобы забрать командование. Ещё 5 июля Масленников вопреки своей первоначальной решимости биться «в окружении без права вывода армии» принял безнадёжно запоздавшее решение о выводе войск из Холм-Жирковского выступа, но после начала «Зейдлица» оно уже ничего не могло изменить в судьбах попавших в окружение, как и в октябре 1941 г. под Вязьмой.

Согласно данным из журнала «Военно-исторический архив» , потери 11-го кавкорпуса в районе Холм-Жирковского выступа составили 14 830 человек, из них 14 071 пропало без вести, а убито – 371. Здесь надо правильно понимать, что убитыми числились лишь те, кто попал в списки о безвозвратных потерях, которые в условиях полной дезорганизации войск в окружении переставали составляться писарями, либо пропадали вместе с людьми.
Об этой трагедии 11 кавалерийского корпуса можно прочитать:
http://alferovo.ru/alfhistory1942war11kk01.html

Оставьте комментарий