Вспоминая события о Даманском


В статье о Сажине Николае Михайловиче, расположенной на нашем сайте, мы уже рассказывали о событиях, которые произошли на о.Даманском 1 на 2 марта 1969 года. Сегодня хочется осветить эти события по вновь появившимся информационным материалам( http://otevalm.livejournal.com), чтобы вспомнить наших героев-пограничников, отдавших свою жизнь, защищая нашу границу от «друзей» китайцев.

Этот островок на реке Уссури, входивший в состав Пожарского района Приморского края, имел площадь 0,74 км² и располагался чуть ближе к китайскому берегу, чем к нашему. Однако граница проходила не по середине реки, а, в соответствии с пекинским трактатом 1860 года, по китайскому берегу. Однако на том основании, что на Парижской конференции 1919 года был принят принцип проведения границ по главному фарватеру судоходной реки и середине реки несудоходной, китайцы решили в одностороннем порядке пересмотреть этот итог Пекинского договора.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года вооружённый китайский отряд перешел советскую государственную границу в районе заставы Нижне-Михайловской (остров Даманский).


29-летний часовой Родины начальник заставы
«Нижне-Михайловская» Иван Иванович Стрельников
погиб 2 марта

(Родился он 9 мая 1939 года в семье потомственных хлеборобов села Большой Хомутец Добровольского района Липецкой области. Весной 1940 года семья переехала на родину матери в Сибирь в село Любчино Оконешниковского района Омской области. В 1958 году Иван был призван на службу в пограничные войска. Отлично окончив экстерном десятилетку, высшие офицерские курсы в Москве, он в звании младшего лейтенанта был назначен заместителем начальника заставы по политчасти. Вскоре Стрельникова назначают начальником Нижне-Михайловской заставы. Он готовился к поступлению в военную академию.)

До половины одиннадцатого их никто не замечал, но в 10:32 поступил доклад от поста наблюдения, что в направлении Даманского движется группа вооружённых людей численностью до 30 человек. На место событий выехали 32 советских пограничника под командованием начальника заставы старшего лейтенанта «Нижне-Михайловская» Ивана Стрельникова. С этого и начался тот знаменитый Даманский конфликт, о котором нигде не писали, но о котором все знали. Китайцев оказалось в 10 раз больше, чем предполагалось, и в первом бою погиб 31 пограничник. Из всей заставы в живых остался лишь младший сержант Юрий Бабанский.


Участник боёв младший сержант Юрий Бабанский –
единственный оставшийся в живых пограничник с заставы
«Нижне-Михайловская»

Чтобы остановить нарушителей государственной границы, к месту прорыва китайцев выдвинулось две группы советских пограничников, одна из которых была прикрывающей. Для ведения переговоров старший лейтенант Иван Стрельников и несколько пограничников вышли навстречу к нарушителям границы с мирным предложением покинуть территорию Советского Союза.


На первом фото Петрова, сделанном с расстояния 300-350 м — солдаты китайской армии,
нарушившие государственную границу

На втором снимке хорошо видна цепь китайцев и трое идущих им навстречу пограничников. Справа берег острова Даманский: где-то там, среди деревьев и зарослей кустарника затаилась китайская засада.

Приблизившись к китайцам, И.Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. Один из китайцев что-то громко крикнул своим солдатам, после чего стоящие впереди расступились, а задние открыли автоматный огонь по нашим пограничникам. Последний кадр сделан Петровым за несколько мгновений до гибели: ближайший китайский солдат поднял руку – скорее всего, это сигнал к открытию огня.

Ход этого кратковременного разговора постоянно снимал на фото- и кинокамеру рядовой Николай Петров. На Даманском Петров оказался в тот день случайно: он приехал на заставу, чтобы фотографировать бойцов для комсомольских билетов. Идя по снегу, Петров еще не знал, что жить ему и его товарищам осталось считанные минуты…
Солдат сделает несколько снимков, спрячет фотоаппарат за отворот полушубка и вскинет кинокамеру…

Последующие события лишь подтверждают факт того, что китайцы заранее чётко спланировали ход своей операции. События развивались стремительно. Как только советские пограничники высказали свои законные требования, первая шеренга китайских солдат расступилась, а вторая открыла огонь на поражение. Были убиты все советские пограничники, стоящие на открытой местности.

Уже мёртвым, китайцы выкололи им глаза.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 21 марта 1969 года И.И. Стрельникову присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Вместе с Иваном Стрельниковым погибло семеро его боевых товарищей, но оставшиеся в живых пограничники держались до последнего, и выстояли. К 14.00 остров был полностью под контролем советских пограничников.

Китайцы лютовали. Они захватили в плен ефрейтора Павла Акулова и долго мучили его. В апреле этого же года его тело они сбросили с вертолёта на советскую территорию. На Павле насчитали 28 штыковых ударов, все его волосы были выдернуты, а оставшиеся кое-где клочки были седыми.

Стрельникову китайцы тоже выкололи глаза. Ему было тогда всего лишь 29 лет.

Часовой Родины Стрельников похоронен с воинскими почестями в городе Имане (ныне город Дальнереченск) Приморского края. Заставе, командиром которой был Герой Советского Союза И.И. Стрельников, присвоено его имя. Он награждён орденом Ленина (посмертно).

Стрельба была услышана на соседней заставе – заставе «Кулебякины сопки». Старший лейтенант Виталий Бубенин выехал на помощь с 20 пограничниками на одном  БТР-60ПБ.

Этот БТР тут же был подбит огнём противотанковой артиллерии противника. Тогда группа пересела на БТР погибшего Стрельникова и, зайдя в тыл китайцам, уничтожила их командный пункт и перебила целый китайский батальон. После боя пограничники насчитали 248 китайских трупов.

Пока БТР Бубенина действовал в протоке, его подчиненные, оставленные на берегу, самостоятельно держали оборону, отбивая атаки оставшихся поблизости китайцев. Прикрываясь пулеметным огнем солдаты НОАК бросались в атаку, но каждый раз наталкивались на меткую стрельбу русских солдат. После одной из атак двое солдат Василий Каныгин и Николай Пузырев, скрываясь за травой и кустарником, скрытно вышли во фланг китайскому подразделению. Пограничники открыли огонь, перестреляв десяток солдат противника.

2 марта 1969 года. 12-00

У острова приземлился вертолёт с командованием Иманского погранотряда. Начальник политотдела подполковник А.Д.Константинов организовал поиск раненых и погибших непосредственно на Даманском.

Из воспоминаний подполковника Константинова:

— Вокруг все горело: кусты, деревья, две машины. Мы полетели над нашей территорией, наблюдая за Даманским. У какого-то дерева увидели наших солдат, приземлились. Я стал высылать группы солдат на поиски раненых, дорога была каждая минута. Бабанский сообщил, что нашли Стрельникова и его группу. Мы по-пластунски поползли туда. Они так рядком и лежали. Первым делом я проверил документы. У Буйневича — на месте. У Стрельникова — исчезли. У рядового Петрова, направленного на заставу политотделом для кино- и фотодокументирования, исчезла кинокамера. Но под полушубком мы нашли фотоаппарат, которым он снял три своих последних кадра, обошедших весь мир.

Наломали веток, уложили трупы и, встав в полный рост, пошли к своим. Солдаты тащили тела, а мы с офицерами чуть поотстали — с пулеметами и автоматами прикрывали отход. Так и вышли. Китайцы огня не открывали…

Вспоминает младший сержант Александр Скорняк:

– Вышли на лед, где ребята полегли, подогнали машины ГАЗ-69 и начали по двое, по трое грузить тела. Некоторые еще теплые были, видать, только недавно от ран скончались. Начинаешь поднимать парня, а у него кровь изо рта фонтаном бьет. До сих пор запах крови на морозе помню, запах смерти. Китайцы даже над мертвыми издевались – штыками кололи. Особенно досталось офицерам Буйневичу и Стрельникову. Снег был красным от крови. Китайцы при отступлении своих убитых унесли. Но одного их солдата между нашими мы нашли. Одет был тепло, рядом автомат АК-47 валялся и полевой телефон…

– Наших мучили и живых, и после смерти. Резали, разбивали головы… – рассказывал Владимир Гречухин. – Китайцы утащили тяжело раненого комсорга заставы «Нижне-Михайловка» ефрейтора Павла Акулова. Я был при передаче его тела родным – остатки волос у него седые. Труп Павла был обезображен до неузнаваемости. И только мать сумела опознать сына по родинке на указательном пальце…

Китайские солдаты добивали раненых советских пограничников выстрелами в упор и холодным оружием. Об этом позорном для Народно-освободительной армии Китая факте свидетельствуют документы советской медицинской комиссии.

Из докладной начальника медицинской службы 57-го погранотряда майора медицинской службы В. И. Квитко:

«Медицинская комиссия, в которую кроме меня входили военные врачи старшие лейтенанты медицинской службы Б. Фотавенко и Н. Костюченко, тщательно обследовала всех погибших на острове Даманском пограничников и установила, что 19 раненых остались бы живы, потому что в ходе боя получили не смертельные ранения. Но их потом, по-фашистски, добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резаные, колотые штыковые и огнестрельные раны. Стреляли в упор с одного — двух метров. С такого расстояния были добиты Стрельников и Буйневич.»

Вертолёты один за другим опускались у сопки. Из них, из подъезжавших автомашин выходили матери и отцы павших бойцов и бежали по снежному склону, залитому ослепительно ярким солнцем, туда, где слышались то затихающие, то нарастающие звуки похоронного марша…

Туго натянутая палатка. Почётный караул с автоматами. В глаза бьёт красный цвет: обитые кумачом гробы стоят в ряд. И в них застывшие, прекрасные, несмотря на страшные раны, лица наших солдат.

Вбегают матери. Припадают к одному, к другому. Не тот, не тот… Вон он! И падает замертво на сыновнее тело, целует его раны, хватает его руки, безутешно рыдает. А рядом ― другая, третья… Мы стоим тут же и, не в силах удержать слёзы, слушаем, записываем всё, как это было здесь сказано, как это вырвалось из материнского сердца.

― Сыночек мой, надежда моя… Да что они, изверги, с тобой сделали… Да они всего тебя иссекли, искололи… Писал ты мне, что у тебя чуб растёт, а они всю твою голову разбили…

…Молодая вдова ухватилась за кол палатки: смотрит-смотрит на того, в гробу, забинтованного…

…Плачет седой отец, утирают слезы воины, стоящие в почётном карауле. Репортёр что-то пишет в блокноте, рыдая…

Выносили их на плечах и ставили осторожно под солнцем. Алый кумач и зелёная линия пограничных фуражек. Они лежали, юные, окружённые плотной толпой. Небо над ними высокое, и облака в нём плывут весенние. И в этих белых летящих облаках словно жил ещё отзвук недавнего победного боя. А там, на острове, горит их кровь…

Лежат павшие солдаты, и с ними прощаются рабочие из Имана, крестьяне из окрестных сёл, друзья, товарищи по пограничной службе, офицеры, генералы… Дымки от ружейного салюта потекли над рекой. Широкая братская могила, родная земля принимает их. Первые горсти бьют по крышкам гробов. И Уссури, белая, светлая, распахнула над этой священной могилой крылья своих рукавов.

5 и 6 марта на заставах хоронили пограничников. На снимках Гречухина — ряды гробов. Строгие лица погибших. У многих головы скрыты под белыми марлевыми повязками…

 

Похороны погибших на заставе «Нижне-Михайловка». 6 марта 1969 г.

Рассказывает младший сержант Александр Скорняк:

— Наших ребят похоронили на третий день. Прилетели генералы из округа. Приехали родители погибших. Политотдел сагитировал, чтобы всех похоронили в Нижне-Михайловке, на погранзаставе. Сразу посмертно наградили всех павших: офицерам присвоили звание Героя Советского Союза, сержантов и солдат наградили орденами. Но близким от этого легче не стало. И никто не мог предположить, что вскоре рядом опять положат погибших пограничников и солдат…

Утром 15 марта китайцы вновь перешли в наступление. Они довели численность своих сил до пехотной дивизии, усиленной резервистами. Атаки методом «людских волн» продолжались в течение часа. После ожесточенного боя китайцам удалось потеснить советских солдат. Тогда для поддержки оборонявшихся в контратаку двинулся танковый взвод во главе с начальником Иманского погранотряда, в который как раз и входили заставы «Нижне-Михайловская» и «Кулебякины сопки», полковником Леоновым.

Но, как оказалось, китайцы были подготовлены к такому повороту событий и располагали достаточным количеством противотанковых средств. Из-за их плотного огня контратака потерпела неудачу.

Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили наконец советское командование в том, что введенных в бой сил недостаточно для победы над китайской стороной, которая подготовлена весьма серьезно. Тогда в дело вступили силы развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой отдало приказ своей артиллерии (в том числе отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «Град») открыть огонь по позициям китайцев на острове.

Это был первый случай применения в бою ракетных установок «Град», удар которых решил исход сражения. Более семисот китайцев – все, находившиеся на тот момент на Даманском – были уничтожены.

На этом активные боевые действия фактически прекратились. Но с мая по сентябрь 1969 г. советские пограничники более 300 раз открывали огонь по нарушителям в районе Даманского. В боях за Даманский со 2 по 16 марта 1969 года погибли 58 советских воинов, 94 получили тяжелые ранения.

В мае 1991 году в свете торжества плюрализма и нового мЫшления, советская сторона полностью передала Даманский китайцам, ровно по тем границам, которые были приняты в далёком 64 году, наплевав на память о погибших 58 советских пограничников.

Пограничники 57-го Иманского погранотряда, погибшие в бою 2 марта 1969 г.

  • Ст. лейтенант Буйневич Николай Михайлович, оперуполномоченный особого отдела 57-го погранотряда.

1-я погранзастава «Кулебякины сопки»:

  • Сержант Ермолюк Виктор Михайлович
  • Ефрейтор Коржуков Виктор Харитонович
  • Рядовой Ветрич Иван Романович
  • Рядовой Гаврилов Виктор Илларионович
  • Рядовой Змеев Алексей Петрович
  • Рядовой Изотов Владимир Алексеевич
  • Рядовой Ионин Александр Филимонович
  • Рядовой Сырцев Алексей Николаевич
  • Рядовой Насретдинов Исламгали Султангалеевич

2-я погранзастава «Нижне-Михайловка»:

  • Старший лейтенант Стрельников Иван Иванович
  • Сержант Дергач Николай Тимофеевич
  • Сержант Рабович Владимир Никитич
  • Младший сержант Колодкин Николай Иванович
  • Младший сержант Лобода Михаил Андреевич
  • Ефрейтор Акулов Павел Андреевич (скончался в плену от полученных ранений)
  • Ефрейтор Давыденко Геннадий Михайлович
  • Ефрейтор Михайлов Евгений Константинович
  • Рядовой Данилин Владимир Николаевич
  • Рядовой Денисенко Анатолий Григорьевич
  • Рядовой Егупов Виктор Иванович
  • Рядовой Золотарев Валентин Григорьевич
  • Рядовой Исаков Вячеслав Петрович
  • Рядовой Каменчук Григорий Александрович
  • Рядовой Киселев Гавриил Георгиевич
  • Рядовой Кузнецов Алексей Нифантьевич
  • Рядовой Нечай Сергей Алексеевич
  • Рядовой Овчинников Геннадий Сергеевич
  • Рядовой Пасюта Александр Иванович
  • Рядовой Петров Николай Николаевич
  • Рядовой Шестаков Александр Федорович
  • Рядовой Шушарин Владимир Михайлович

Мемориальная доска на братской могиле пограничников заставы «Нижне-Михайловка»

Мины падают, и рота так и прет –
Кто как может — по воде, не зная броду…
Что обидно — этот самый миномет
Подарили мы китайскому народу. 

                        В.Высоцкий, 1969

Оставьте комментарий