Дорохова Зоя Алексеевна


Моя девичья фамилия Пылаева. Родилась в п.Бисерть. Отца моего звали Пылаев Алексей Никитич 1900 г.р., а мать -1898 г.р. По линии отца, Алексея Никитича, было восемь братьев: Андрей, Павел, Алексей (мой отец), Егор, Иван, Николай (старший), Николай (младший),*** и, две сестры. Когда началась война, то все братья, кроме Ивана и Николая (старшего), ушли на войну. Павел работал на железной дороге, там и погиб. С войны не вернулись Егор, Николай(младший). Мой отец , Алексей, и Андрей вернулись с войны.

Мама ***была замужем во время гражданской войны. Её мужа звали Петром. В одном из боёв на стороне Красной армии он погиб. У них была дочь Анна. Когда отец сошёлся с мамой, то Анна стала приёмной дочерью. В последующие годы в семье отца родилось ещё трое детей: Татьяна (1924 г.р.),Валентина(1927 г.р.), Зоя (это я-1930 г.р.) и Павел (1933 г.р.).

Когда началась война, отца забрали на фронт. Я, не закончив 6 классов, стала работать в колхозе. Каждую весну колхоз высаживал капусту. Мы отращивали её, поливали вручную. Воду нам на поля привозили в бочках на лошади. После отращивания капусты наступало время прополки яровых (пшеница, ячмень, овёс). А ближе к осени начиналась уборка. На лошадях жнейкой скашивают яровые, а мы снопы вяжем и ставим суслоны. Суслонэто четыре снопа, поставленные верх колосьями, а пятый сноп раздвигаешь и на них надеваешь, чтобы он прикрывал их от дождя. После этой работы все руки были все исцарапанные и кровоточили. Заживляли раны народными средствами.

Старшая сестра, Татьяна, работала на заводе станочницей, ей было 17 лет. Завод в Бисерти был военный. Во время войны целыми сутками с завода её не выпускали. За эту работу она получала дополнительные талоны на хлеб. Я варила ей какую-нибудь похлёбку и горячую приносила на завод. Она отдавала свои талоны. В дальнейшем, старшая сестра, Татьяна, так всю жизнь и проработала на этом заводе до пенсии. В настоящее время её уже нет.Сестра Валя, закончив 7 классов, поступила в торговый техникум г.Свердловска. Время было трудное, голодное. Чтобы её выучить семья выращивала табак. Это была основная валюта в то время. Стоил он дорого. Вырастим, разрезаем листы, рубим их, сушим, просеваем и продаём. Так на табаке она у нас и выучилась. После окончания техникума, она по направлению уехала в Украину, в г.Жмеринку, что недалеко от г.Чернигова. Там вышла замуж и до сих пор там живёт. Вот только в настоящее время ,уже полгода, нет с ней связи из-за военных действий в Украине. Павел у нас трагически погиб в 1962 г. на железной дороге.

Мама умерла в конце войны. Перед самым окончанием войны вернулся весь больной отец. Жили вначале одни с ним. Потом он нашёл женщину. И мы стали жить с мачехой, звали её Анастасия.

День Победы объявили по радио через репродуктор, который висел на телеграфном столбе в центре посёлка. Все радовались и ревели.

Шёл 1946 г., и я решила я поехать в г.Свердловск, чтобы продолжить свою учёбу. Стала жить вместе с сестрой Валей на съёмной квартире. Хозяин квартиры был депутатом горсовета. Он помог мне устроиться на швейную фабрику им. И.В. Сталина, расположенную в Театральном переулке. Сначала была школа ФЗО (фабрично-заводское обучение). Там нас один месяц учили работать по операциям, а затем выпустили на конвейер. Лента идёт, в каждой ячейке пара брюк. Сделал операцию, кладёшь, лента идёт дальше, а к тебе поступает следующая пара брюк. Сначала жила в общежитии, но в нём было холодно, и мы жили с подругами на съёмной квартире. Топили дровами. Вскоре дали общежитие, где было тепло. После войны трудные годы были. И я подумала, что мне надо закончить 7 классов. Я поступила в 6 класс ШРМ №27 (школа рабочей молодёжи), что находилась на ул.Куйбышева. С 7 часов вечера 4 дня в неделю после работы я ходила и училась. Страшно тогда было ходить, всякой шпаны было пруд пруди. Но раз решила, надо дело довести до конца. Проучившись два года, я получила аттестат об окончании 7 классов. Это было в жизни моё единственное образование, потому что условия жизни в то время, не позволили получить более высокое образование.

Со мной на фабрике работала Анна Григорьевна Егармина ( в девичестве Луткова), которая была родом из с.Кленовское. Мы жили вместе с ней в общежитии. Так как отец жил с мачехой, я редко ездила домой. Но часто бывала в гостях в с.Кленовское у Анны. Там я и познакомилась с Дороховым Сергеем Степановичем. Вскоре я вышла за него замуж. Он не хотел переезжать в г.Свердловск и мне пришлось оставить свою работу, где я уже выросла за 9,5 лет до мастера, имела авторитет среди коллектива этого предприятия и, даже, имела возможность быть избранной в депутаты горсовета. Но раз муж решил, я всё оставила и переехала в с.Кленовское, где стала жить в доме, расположенном в «в хуторе» ,со свёкром и свекровью. Свёкор был родом из уже исчезнувшей д.Дороховка. У них была большая семья с братьями: Иваном Матвеевичем (отец Зои Ивановны Романовой), Михаилом Матвеевичем, Пётром Матвеевичем и Степаном Матвеевичем. Так что родни у меня в Кленовой стало много.

Муж, Сергей, 1928 г.р., работал бухгалтером в колхозе им.Калинина. После открытия в Кленовой МТС, он стал работать нормировщиком, а потом бригадиром в 1-ом отделении. В то время, 50-ые начало 60-ых годов, высаживали в колхозах, а затем в совхозе много овощей: картошки, моркови, капусты и, даже, выращивали огурцы, благо для этого было много навоза. Как сейчас помню, по 100 га картофеля высаживали! Убирать такие огромные площади присылали солдат, обустройство которых делал мой муж. Один год, около 11 чел. солдат жили в палатках на задах нашего огорода. Но была длительное время непогода, шёл дождь. И всех солдат расположили в домах совхозников, а эти 11 солдат спали у нас в доме. Вот так в трудах и заботах текла наша семейная жизнь. Но в 1968 году произошёл трагический случай… Сергей, вместе с ещё одним бригадиром, попав в автомобильную катастрофу, погиб. Я осталась с дочерью Таней, которой было уже 13 лет, жить со свекровью и свекром. Хотя старшая сестра, Татьяна, уже нашла для меня небольшой домик в Бисерти, который я намеревалась купить, но свёкор, Степан Матвеевич, и свекровь, Устинья Матвеевна, со слезами уговорили меня остаться.

У них, кроме Сергея, было ещё четверо детей, но все были пристроены.

Никифор-старший сын. После призыва на военную службу в 1939 году, а тогда служили 3 года, он как раз и встретил войну в боевых частях. Так всю войну и прошёл. После войны так и остался служить в армии. Долгое время находился в Германии, потом 32-й военный городок г.Свердловска. Получив квартиру в городе, был переведён преподавателем в Суворовское военное училище. Дослужился до полковника.

Аграфена-старшая дочь. Долгое время работала поваром в чайной, которая была в центре с.Кленовское. Это сейчас там склады и гараж рабкоопа, напоминающие старого типа бараки, а раньше, когда через Кленовую проходила трасса, это была самое посещаемое место, где очень вкусно готовили.

Анна-средняя дочь. Она закончив медучилище в г.Красноуфимске была направлена в д.Быково фельдшером (недалеко от п.Ачит), где и проработала до самой смерти.

Александра-младшая дочь, также закончила медучилище в г.Красноуфимске и долгое время работала фельдшером в с.Ключи (это возле Уфимки), куда попала по направлению.

Свекровь очень сильно пережила смерть сына. От переживаний её частично парализовало. Да ещё чужая бодливая корова, поддев её на рога при встрече стада, больно ушибла её. После чего у неё начался на основе переживаний и полученной травмы раковый процесс. Пролежав больной 8 месяцев, несмотря на тщательный мой уход и дочерей, она умерла. Свёкор пережил её почти на три года.
Мы остались с Таней одни в доме. Ремонт сделали. Но всё равно, то одно падает, то другое. Свой дом лежать не даёт. Где сами подколотим, где приходится нанимать. Помучились, помучились, и я решила просить квартиру. Она мне тоже далась с боем. Но я, всё равно, добилась, чтобы квартиру мне выделили по-справедливости.

Где же я работала всё это время?

Начала я работать в швейной мастерской. Поработав здесь некоторое время, ушла воспитателем в детский садик №26, который находился в «хуторе». Через некоторое время меня назначили заведующей этого садика.Вскоре меня пригласили работать в совхоз на должность бухгалтера по детским садам. Я, конечно, согласилась, тем более оклад там был 100 руб. против моих 80 руб. на заведовании.
Кроме того, с целью доплаты к заработной плате, я выдавала деньги по отделениям совхоза.

    А отделений в совхозе было шесть:

  1. отделение-«Хутор«;
  2. отделение-д.Отевка;
  3. отделение-д.Талица;
  4. отделение-д.Киселёвка;
  5. отделение-д.Контуганово;
  6. отделение-центральная усадьба совхоза в с.Кленовском.

Потом, Уткин В.С., придумал, что надо в уборку вести учёт зерна. Раньше просто возили по складам, как бы зерно было в общей куче. И вот, он вызывает меня, т.к. я была самой старшей из всех бухгалтеров, а дело было нешуточное, и говорит:»Зоя Алексеевна! Сделай мне такой учёт, чтобы была разноска по складам, по урочищам, по возчикам, по комбайнёрам, по культурам. И ещё, нужно чтобы по каждой культуре, по каждому урочищу высчитать урожайность«. Я, конечно, за голову схватилась. «Василий Сидорович! Я не смогу, у меня не получится!» А он: «Сможешь! Сможешь! Сможешь!» Я спорить не стала. Директор есть директор! Решила попробовать.

Мне была выделена автомашина. Целый день на этой машине я объезжала все поля, где собирала реестры. На другой день соберу все реестры, прихожу домой, а я тогда жила в «хуторе», и мы тогда, с Таней, держали и корову, и телёнка, и поросёночек был, и кролики были, и куры были. В общем, полный дом скотины. Хозяйство было большое. Уберёмся со скотиной с ней. Я раскладываю в комнате все реестры на полу, сажусь в середину, книга разноски на коленях, и всю ночь разбираюсь что к чему. И так сижу до трёх-четырёх часов ночи. А в 6 часов надо вставать, управиться со скотиной и на работу…Так я промучилась всю уборку. После уборочной компании директор мне обещал, что все мои труды будут достойно оплачены. И когда мне заплатили за эту работу 50 руб., конечно, очень обиделась. Но я такой человек, что не могу выпрашивать, то что заслужила. Пусть, сколько дали, то и ладно.

Я, в то время, была уже старшим бухгалтер материальной группы учёта и строительства, с окладом в 130 руб. У всех остальных было по 100 руб.

На следующий год, как только началась уборочная, Уткин В.С. вызывает меня и говорит:
«Зоя Алексеевна! Теперь вы знаете как делать, поэтому продолжите то, что Вы делали в прошлом году.»
Я говорю:
«Знаете, Василий Сидорович, вплоть до увольнения, если Вы имеете на это право, я эту работу делать не буду! До 3-х часов ночи всю уборочную прошлого года я разбиралась с этим. И за всё за это я получила 50 руб.!В моей основной бухгалтерской работе накопилась куча работы, а я целый месяц книжки разноски полную сумку в «хутор» носила и там подсчитывала. И это всё за 50 руб.!?»
Короче, всё ему высказала.

Он выслушал меня и сказал:
«Вы всё равно будете назначены на эту работу, более того, мы выделим под Ваше руководство ещё двух человек, которых надо обучить. А насчёт оплаты Вы не беспокойтесь, мы исправим эту ошибку!»

Пришлось мне согласиться на эти условия. Работать стало в уборочную значительно легче. Более того, после окончния уборки, нам заплатили по 400 руб.! Денег у совхоза в то время было много, он был прибыльным, потому что продавал семена клевера, а они стоили дорого, а также продавли витаминную муку, потому что Уткин В.С. сделал завод по переработке этой муки.

Так и вела я это учёт до 1985 г., пока не вышла на пенсию. Пенсия за то, что я работала старшим бухгалтером, выдавала заработную плату по отделениям и делала учёт зерновых в уборку получилась для того времени достаточно высокой-132 руб. Это был потолок, выше этой пенсии для работников занятых в сельском хозяйстве не было.

Проработав в совхозе ещё 4 года, я уволилась по сокращению штатов, совхоз в то время уже был на грани банкротства из-за недальновидной деятельности его руководителей. Всё шло к распаду. Только ушла, председатель Совета Ноговицына Т.Я. пришла приглашать меня на пост бухгалтера в Совете, т.к. там не был правильно поставлен учёт. 3 года проработала я в Совете, а после того как в 1991 году у меня родился внук, стала с ним водиться.

За эти годы, что сижу (точнее, работаю) на пенсии, утекло много воды. Вырос внук, ухаживая за престарелым ветераном войны Бердниковым А.Я., я получила от него по завещанию квартиру, в которой сейчас и доживаю свой век. С детства у меня была сломана нога, но никакой группы я не имела. С 2007 года мне дали III группу инвалидности, а нынче, когда была на обследовании, я прошла ВТЭК и мне дали II группу.

Вот так и прошла моя жизнь в трудах, заботах. Вырастив внука, хочу чтобы он получил достойное образование, которое не удалось получить мне, нашёл работу по душе, женился и радовал меня своими успехами в жизни.

Оставьте комментарий