Лаптева Прасковья Ивановна


Сегодня мы расскажем о многодетной семье Лаптевых из д. Отевка. Глава семьи, она же одна из старейших жительницей на нашей территории – Лаптева Прасковья Ивановна (87 лет).

Вот в таком домике на краю деревни и живет Прасковья Ивановна.

Домик Лаптевой Прасковьи Ивановны

В таких домах и хранится наша память о том, как это было…

Она родилась на хуторе, что расположен был в верховьях р.Бисерть (почти у самой Бисерти) в 1925 г. Главой этого хозяйства был её дед-Шарыпов Семён Матвеевич. У него было три сына и дочь. Один из сыновей, женившись, уехал жить в д.Киселёвка, другой, Степан, вернувшись из армии, уехал в г.Свердловск, а отец, Иван Семёнович Шарыпов, работал вместе с ним на хуторе. Семья была верующей. В начале 30-ых годов у отца во время родов умерла жена —Ульяна (в девичестве Отева). Остался после неё маленький ребёнок — дочь, Женя. У матери это были девятые роды. Девочка вскоре умерла. Когда стали образовывать колхозы в начале 30-х годов, дед, вместе с отцом переехали жить в д.Отевка. Поселились в Шигае. Семья стала работать в колхозе «Новый Путь». Председателем этого колхоза был Завьялов Федор Николаевич.

Когда началась война, то почти всех мужиков забрали. Взяли и моего отца.

Шарыпов Иван Семёнович

С войны потом, мало кто вернулся. Если вернулись, то раненые, которые получили ранение, после бомбёжки эшелона такие как,например, Высоцких Павел Матвеевич, да те, кто служил в обозах, как мой отец. Мужики, которые остались, были либо инвалидами, как, например, Миша Маланин (брат Федора Николаевича), который был с детства плохо видящим, или полностью недееспособные. Вскоре в деревню стали приезжать эвакуированные. Год или два они здесь жили, а затем уехали.

В войну с колхозников брали большие налоги, особенно с тех, кто был холостяком и тех, кто не был замужем. Поэтому, моя старшая сестра, Шарыпова Анна Ивановна, уговорила меня выйти замуж, чтобы с меня меньше брали налоги. Мужем моим стал Курочкин Александр Прокопьевич. Он жил в с.Кленовское. Пожив некоторое время с ним, я вернулась обратно в деревню, где и родила первого своего ребенка –Валентина. Он прожил полтора года и умер. Тогда в Отевке зверствовали две болезни: корь и скарлатина. У нас было трое яслей: в Болдыревке (более 20 детей), в Шигае (30 детей)и в Отевке(около 40 детей). Эти болезни унесли жизни, почти всех этих детей. Это была страшная страница в жизни нашей деревни…

Пришла Победа! Вернулся наш отец, который закончил войну в Польше. Рассказывал, что выжил только, благодаря вере в Бога. Молился в трудные минуты на войне. Женившись, в колхозе он не стал работать, а забрал всех детей и уехал в п.Дружинино. В деревне остались я, да мой младший брат, Сергей. Вначале 50-ых годов я вышла замуж, во второй раз, за нашего деревенского — Лаптева Павла Ивановича.

Лаптев Павел Иванович

У него уже был сын-Соловьев Александр. Павел Иванович был охотник. Занимался промыслом пушнины в нашем охотхозяйстве. У нас с ним родилось 6 детей:

  1. Александр 1953 г. (живет в Свердловске)
  2. Алексей 1955 г. (умер недавно)
  3. Таня 1958 г.(Ревда)
  4. Галя 1960 г.(Отевка)
  5. Вера 1963 г. (Отевка)
  6. Люба 1965 (Отевка)

Стали их растить и воспитывать.

Соловьёв Александр Павлович

Лаптев Александр Павлович

Лаптев Алексей Павлович

Таня, Люба, Вера

В 1974 г. отец ушел на охоту и не вернулся. Говорят, что его убили. Вся тяжесть воспитания детей легла на женские плечи. Чтобы прокормить большую семью, держали много скотины, а с ней не заскучаешь. Парсковья Ивановна одно время работала на ферме, а после аппендицита, её перевели работать поваром в детский сад. Там она и проработала до пенсии. Ушла в 50 лет, потому что была многодетной матерью. За этот труд, а материнство это героический труд, её награждали орденами «Материнской Славы» и юбилейными медалями.

Мои самые теплые воспоминания об этой деревне были навеяны рассказом этой женщины. Ведь я здесь учительствовал. 3,5 года моей жизни были отданы на обучение отевских детей. Поэтому я не мог не спросить об учителях, которые работали в школе в разную бытность её существования.

Настоящий вид Отевской школы

Все дети, да и она сама, начальное образование получили в этой школе. Когда она училась, а это в 30-е годы, в школе преподавал Сажин Леонид Николаевич.

Сажин Леонид Николаевич и ученики школы, фото 30-ых годов

Он был местным. У него была жена-Анисья и сын –Николай. Но она скоропостижно скончалась. Он женился во второй раз. Взял жену из д.Контуговка. Её звали Татьяна. У ней была дочка. Вместе у них родилось ещё несколько детей. В школе было 4 класса. И он всех учил. Один раз ему в помощь прислали Ольгу Васильевну. Она какое-то время поработала и уехала. Так он один всю войну и учил наших детей. Ему в обучении помогали старшие школьники, которым он давал задания, чтобы они проверяли выполнение у младших. Все его слушали.

Учителя до войны, да и во время войны жили очень трудно. Семья у него была большая, и по- видимому, он был постоянно голоден. Частенько ученики его подкармливали из своих скудных запасов. Так как он хотел есть, то и предложения по русскому языку он нам придумывал, исходя из того, что он чувствовал.. Так проходя тему «Мягкий знак на конце шипящих«, он нам диктовал:» Отрежь хлеба, намажь маслом и съешь». Прасковья Ивановна это запомнила. Голод был. Он есть хочет, вот это и диктовал.В школе учились и его дети. Помню, что с нами учились: Толя, Владимир, Борис, Лена и Валя. Леонид Николаевич преподавал до середины 50-ых годов. Наш ветеран войны и труда, Завьялов Андрей Федорович, всё время говорил: «Леонид Николаевич всю Отевку выучил!» Когда умер Сталин, он ревел. Я это хорошо запомнила, потому что слез у мужиков до той поры не видела никогда.

Потом поговорили ещё об одном учителе, который тоже, больше 20 лет преподавал в д.Отевка. Это Сергеев Абрам Сергеевич. Все дети Прасковьи Ивановны учились у него. По рассказам детей, на уроках всегда было много наглядного материала и потому, даже самые слабые дети, запоминали учебный материал.Ученики приходили в Кленовскую школу хорошо подготовленные.

Сергеев Абрам Сергеевич и ученики школы, фото 70-ых годов

В конце беседы Прасковья Ивановна показала старинную фотографию, своего двоюродного дяди – Андрея Ефимовича Отева (в центре) по линии матери. Отца её звали Ефим Семенович. Справа и слева стоят кленовские (но кто они?)

Отев Андрей Ефимович (в центре)

А ещё она удивила меня своей памятью,потому что прочла мне наизусть одно из стихотворений Ивана Захаровича Сурикова — «Толокно» А в нем без малого 12 четверостиший. Еще раз убеждаюсь в величии нашего великого русского поэта! Прошло более 130 лет со дня его смерти, а мы все время поём «Рябинушку»,» В степи» и вот сейчас, на краю небольшой деревни, русский народ читает наизусть стихи Ивана Захаровича…

Вот и весь короткий рассказ о судьбе Прасковьи Ивановны Лаптевой длинною в целую жизнь…

Оставьте комментарий