Дорога жизни п.Малиновый


На нашем сайте http://klenovskoe.ru есть несколько глав под общим названием «Исчезнувшие деревни». Само это печальное название говорит о том, что на тех местах , которые в прошлом осваивали наши предки, растёт молодой лес, да бурьян. Это всё происходило и происходит, благодаря «экономической нецелесообразности» иметь на нашей огромной территории населённые пункты с малым количеством населения и достаточно удалённые от центра образования того или иного края. После «великих преобразований», когда по правительственному указу «сверху», стали объединять хутора в колхозы (в конце 20-ых годов XX века), а затем, ( в конце 50-ых) начали загонять колхозы в совхозы, после чего жизнь вроде наладилась. Но пресловутое эгоистическое начало в человеке не хотело бесплатно работать на созданную бюрократическую машину партийного аппарата. Поэтому всё начало разваливаться и трещать по швам. Начался обратный процесс. Не буду углубляться далее в дебри исторического процесса развития нашего общества и хочу сразу перейти к настоящему моменту.

25.09.2012 г. я в составе группы, сопровождавшей представителя «Единой России», Матвеева А.Л., баллотировавшегося на пост мэра, добрались до п.Малиновый (бывший лесозаготовительный участок №59 Ключевского леспромхоза), находящегося на территории Кленовского муниципального образования Нижнесергинского муниципального района Свердловской области, для встречи с избирателями. «Добрались» — это одно слово ничего не говорит, людям не живущим в этом посёлке. Это какая-то экстремальная дорога, проехав по которой начинаешь думать о смысле жизни. Я понимаю, что эти люди не вписываются в большие проекты наших грандиозных планов по строительству нашей Силиконовой долины под Москвой, или входа нашей страны в ВТО, и о боли, с которой мы переживаем о событиях, которые происходят на Ближнем Востоке. А раз не вписываются, значит им нужно создать такие условия, чтобы они сбежали из этих красивейших мест нашей природы, где они чувствуют себя людьми инициативными, умными, хозяйственными, рачительными, чтобы они переехали в города, где они и будут доживать свой век, ожидая какой-нибудь очередной подачки от нашего государства.

Условия уже созданы…В Малиновку можно проехать только на высоко проходимой технике. Поэтому, при встрече с избирателями, Матвееву А.Л., пришлось слушать в течение 2-х часов нелицеприятные выступления жителей о их заброшенности, ненужности. Просили они только одного: «Сделайте нам дорогу!!! Криком кричим! Не надо асфальтированную, сделайте грунтовую, но ту по которой может проехать скорая машина, или машина с продуктами, или машины наших детей и внуков. Неужели мы не граждане России…».

Не будем больше ничего говорить, а лучше посмотрите и послушайте сами…

 

Джон Александрович Шемякин

Все жалуются на дороги. Их качество, количество, атмосферу кромешности на этих самых дорогах, ухабы и, не убоюсь сказать, выбоины.

У власти нет привычки, нет желания делать хорошие дороги. У власти есть иные привычки, связанные с дорогами, но все мы люди, одна Матушка-Аллилуя нам судья.

Но вот хотите — убейте меня. Не было у русского народа в славные годы царизма никакой тяги к хорошим дорогам. Скажу прямо. У меня сложилось твёрдое убеждение, что русские люди хорошие дороги побаивались, не любили их, старались не пользоваться.

Отчего так? Хорошая дорога — это для нормального русского мужского человека-крестьянина непрекращающаяся угроза общения с властями. По хорошей дороге к мужику приезжала власть. Ничего от этого хорошего мужской человек-крестьянин не ожидал.На хорошей дороге ( ну, которая с щебёнкой) у справного крестьянина быстро изнашивалась самая дорогая часть телеги — железные ободы на колёсах. «На этой дороге потом всё полито так, что колёсы жжёт, кособочит» — записывал Даль.

Наличие хорошей дороги по соседству с селом делало село богатым. Города протягивались друг к другу по шоссе, задевая сёла, раздвигая их границы. В первую очередь, от этого страдала вековечная крестьянская нравственность звенящей чистоты. Это когда девки должны доставаться строго по уговору кому-то из местных, на крайний случай, соседским. А тут дорога, соблазны. Девы соблазнялись разным. Пример: Валдайский тракт и репутация валдайских крестьянок. Мужикам вся эта ситуация с проезжими совсем не нравилась. Поэтому на Валдае дольше всего в Центральной России процветало дорожное «разбойничество». Томила дорога крестьянина, будоражила его, вносила в неспешный ритм сев-боронование-порка-жатва что-то такое, от чего выходишь на околицу к снулой берёзе, обнимешь её и смотришь в убегающую ленту. Соблазны сплошные. Морок. У Брэма есть описание странной привычки медведей в тумане забираться на деревья и смотреть в даль часами.

Хорошие дороги нравились в России людям сметливым и практическим. Люди склада созерцательного хороших дорог не любили, новшества отвергали. Вот у меня в городе на Волге есть клуб железнодорожников им. Пушкина. Я люблю это здание, очень мне нравится бюст Пушкина на фасаде. Я этому бюсту постоянно подмигиваю, когда мимо проезжаю. Александр Сергеевич был одним из самых главных противников строительства железных дорог в России. Громил Герстнера с его идеей соединения Петербурга и Царского Села. А вот Фаддей Венедиктович Булгарин, второй мой любимец, был всецело за строительство жэдэ. Но бюст на фасаде клуба железнодорожников Пушкина. Потому как Россию не обманешь.

Оставьте комментарий