Родословная


Автор: Будилова Любовь Ивановна

По семейной легенде предки Крохалёвых из Минска.

  • Крохалёв Фёдор (мой прапрадед) был сослан из Перми (так мне рассказывали), за что — не знаю. По дороге он заболел и его оставили умирать в с.Кленовском. Но он поправился, женился в д.Киселёвка на вдове. Был красивый, грамотный, очень сильный (один таскал брёвна). У него родился сын Михаил.
  • Крохалёв Михаил Фёдорович(мой прадед, похоронен в с.Кленовское) был писарем и возил почту по Сибирскому тракту. Его прозвище — «Мишка — рассылка». У него выросло три сына: Захар, Михаил (мой дед) и Александр.
  • Крохалёв Михаил Михайлович (1899-1991) — мой дед (похоронен в с.Кленовское). Высокий, худощавый, кареглазый. На тройке с бубенцами украл (увёз) Луткову Марию Дементьевну (1898-1980). Молодых простили, дали сруб на дом, скотину, швейную машинку и прочее, и поселили их на хуторе, который располагался между д.Красный Партизан и д.Малиновкой (примерно в 5-10 км от д.Красный Партизан). То место называется «Крохаль». Дом стоял на склоне горы у реки Средней. Я видела фундамент и остатки строений, заросших крапивой, когда помогала своему дяде Василию Михайловичу грести сено.В самый разгар гражданской войны у Михаила Михайловича родился сын Иван. Жизнь стала очень тяжёлой. Собирали грибы, ловили рыбу…Чтобы заработать на соль и спички, Михаил Михайлович ходил на ст.Ключевая расчищать железнодорожные пути от снега (в такую-то даль, на самодельных лыжах).Летом 1918 г. Михаилу Михайловичу приписали белые дезертирство (то-ли не застали дома, то-ли не явился по вызову на мобилизацию), хотя он был на рыбалке. Но в военное время кто поверит на слово. Попал под «горячую руку» и был девятнадцатым. Заставили копать яму. Вымолил его писарь, который был в отряде белых (может родственник, а может знал, что семья сочувствует прежней власти).

    Белый террор (как позднее и красный) был ужасающим. Патроны экономили, поэтому людей избивали и закапывали живыми. Даже страшно писать всё то, что рассказывали очевидцы.

    Михаил Михайлович с отцом жены — Дементием и братом жены Иваном Дементьевичем пошёл с белыми, когда началось отступление по дним рассказам он остался в г.Красноуфимске, по другим-остался в г.Новосибирске, так как заболел тифом. Про Новосибирск он рассказал, что переболел, при этом безумно влюбился в медсестру Фаину. Здесь он уже был в Красной армии. Говорил, что в городе был страшный мор и их заставляли собирать трупы и возить на сжигание.

    Вернулся к жене (после демобилизации), родили ещё детей. При создании колхоза с хутора переселились в д.Красный Партизан. На высоком берегу поставили дома в таком порядке:

    1. Крохалёв Михаил Михайлович с Лутковой Марией Дементьевной;
    2. Луткова Секлетинья Дементьевна (в замужестве Феденёва) — сестра Марии Дементьевны;
    3. Лутков Николай Дементьевич — брат Марии Дементьевны;
    4. Лутков Егор Дементьевич (председатель колхоза) — брат Марии Дементьевны;
    5. Луткова Ульяна Дементьевна (в замужестве Ушакова) — сестра Марии Дементьевны.

    У всех были большие семьи.

    На другом берегу в 50-е годы построили дома дети Михаила Михайловича: Иван, Мария, Василий.

    В эти же годы запрудили реку, сделали плотину, поставили столбы, соорудили свою электростанцию, дали в дома свет. В результате жизнь в корне изменилась.Работы хватало всем. Кроме естественных колхозных дел (посев, прополка, сбор урожая), надо было готовить сено и силос для большой фермы с коровами и телятами, для конного двора. В колхозе всё было своё: сеялки, веялки, косилки, сушилка для зерна, амбары для хранения. Построили школу, магазин, клуб. Была даже библиотека с многотомными трудами В.И.Ленина и других государственных деятелей.Наши деды умели всё делать своими руками: сани, телеги, колёса, ульи для пчёл, морды и сети для ловли рыбы, пули, дробь и прочее для охоты, грабли, вилы, верёвки и прочее, и прочее, а главное — знали когда заготовить брёвна, как поставить дом, сбить печь, когда посеять и когда собрать урожай, как сохранить его…

  • Михаил Михайлович был классным охотником и рыболовом. Шкурки белок, лисиц, норок, барсуков, рысей, волков и прочее сдавал государству. Даже на медведя ходил!
  • Деды мои
    Михаил Михайловичи Степан Григорьевич защищали Ленинград. Погибли дяди мои по отцовской и по материнской линии (Владимирская обл).
  • Михаил Михайлович говорил мне, что часто снится война. От сильной контузии у него были головные боли. Перед обедом или ужином всегда сам резал хлеб, потом сметал со стола все крошки и съедал, — это память о страшном голоде в Ленинграде. Как-то, уже старенький, на мой вопрос про Великую Отечественную войну сказал примерно следующее:»Болота там вокруг Ленинграда, вода и сырость везде…Накидаем ельника и всё что попадёт, а мало помогало…Окопы заливает, но как-то перебивались. Кровь лилась так, что ручьи были красными. Первые три дня не мог есть, кругом убитые. Человек всё терпит. Потом мечтал как бы хлеба поесть досыта, да выспаться в тепле. Лишь бы выстоять, выполнить приказ, не подвести товарищей. Даже окружённые врагами-фашистами о победе думали, о мирной счастливой жизни после войны».Детей у моего деда выжило и выросло шестеро (мои дяди и тёти).
    1. Алексей Михайлович Крохалёв (26.12.1923-27.04.1943) погиб, умер от тяжёлых ран, похоронен в братской могиле в д.Наумовка Смоленской обл. Рассказывали, что сильно любил учиться, читал при лучине и у печи. В 50-е годы и позднее привозили на телеге передвижную установку и показывали кино (сначала в большом амбаре, потом построили клуб). В одном фильме про войну (или военной хронике) тоже Алексей повёл за собой солдат в атаку. За ним под пули кинулись товарищи. Тут Алексей падает, кто-то кричит :»Алёшка-а-а!» В это мгновение и бабушка, которая тоже смотрела фильм, теряет сознание. Иногда доставала письма с фронта, их было немного этих белых треугольничков со штампами. Просила почитать вслух. Теперь я уже не помню содержание. Светлая им память всем защищавшим родную землю и всем пережившим тяжкие годы войны.
    2. Василий Михайлович Крохалёв (13.02.1924 — 16.08.1993) был рьяным комсомольцем. В детстве упал с коня, повредил позвоночник. Время от времени рана открывалась и из неё текло. Это не помешало попасть на фронт. Был рьяным комсомольцем, сжёг все иконы. Неугомонный, весёлый, без дела ни минуты. Дошёл до Берлина, орденоносец. Жаль, немного не дожил до 50-летия Победы. Прислали выписку из наградных листов.В наградном листе к приказу №416 стрелковой дивизии №23/н от 13 апреля 1945 г., по которому Крохалёв Василий Михайлович награждён Орденом Красной Звезды по должности стрелка №1374 стрелкового полка. Крохалёв В.М. в боях на Одерском плацдарме за овладение населённым пунктом «Овчарня» первым ворвался в дом, где размещался противник, огнём из автоматной очереди убил шесть и взял в плен пять вражеских солдат. Во время контратаки противника был тяжело ранен командир роты, тов.Крохалёв В.М., презирая опасность, вынес с поля боя раненого командира, чем спас ему жизнь. Выписка дана с соблюдением текста наградного листа.

      В наградном листе к приказу №32 по стрелковому корпусу №56/н от 12 июня 1945 г, по которому Крохалёв В.М. награждён Орденом Отечественной войны II степени по должности автоматчика стрелкового батальона №1374 стрелкового полка.

      В боях за овладение г.Берлин тов.Крохалёв 30 апреля 1945 г., пренебрегая опасностью, под сильным огнём немцев ползком направился к дому, в котором засели немцы. Оказавшись на расстоянии броска гранаты от дома, метнул гранату, дал несколько очередей из автомата, после чего вскочил в дом, где оказались уничтоженными два немецких пулемёта и шесть человек солдат, семь растерявшихся от неожиданности появления красноармейца немцев сдались в плен. После этого подразделение двинулось вперёд.

      Выписка дана с соблюдением текста наградного листа.

      Василий Михайлович служил в Берлине до 1950 или 1951 г. Хорошо помню его возвращение и семейную радость. Привёз из Германии подарки и цветные карандаши, которые давал мне порисовать. Статный, красивый, в форме защитного цвета, с медалями…Коммунист. Василия Михайловича поставили зам председателя колхоза в д.Отевка. С жильём определили к Детковой Таисии Николаевне (1907-1990), жива была и мать её Авдотья Филипповна Луткова(1887-1977), Детков Никифор Фёдорович (1901-1942) погиб в ВОВ. Его нет в списках погибших в с.Кленовское. У Детковых подросла дочь Мария Никифоровна (1928-2006), которая влюбилась в квартиранта – Крохалёва Василия Михайловича, забеременела, поженились. В 1952 г. родился сын Виктор. Молодые жили сначала вместе с нами, т.е. с дедом Михаилом Михайловичем, большой дружной семьёй в д.Красный Партизан. Затем построили им всей роднёй дом на другом берегу речки. Последние годы они жили в п.Ключевая. Как открылся Афанасьевский леспромхоз, Василий Михайлович трудился в нём. Помню, был мастером по дорожному строительству, лежневую дорогу засыпали и сделали гравийную (это дорога на Малиновку, по ней возили лес).

      Василий Михайлович видел, что всё неладно, на партсобраниях одна болтовня, слова расходятся с делами, вовсе не то ожидали после войны. Все эти переживания помогли ему уйти из жизни. Отнёс партийный билет, бросил на стол, т.е. самовольно вышел из рядов КПСС. С болями в сердце лёг в больницу, читал книгу, стало плохо, но укол не сделали, т.е. никак не помогли, умер.

    3. Иван Михайлович Крохалёв (мой отец) (1918-1957), беспартийный.
      Работал в колхозе, длинная служба в рядах Советской армии на Дальнем Востоке, переброска на Западный фронт. Воевал в пехоте, т.е протопал почти всю Европу, по колено в грязи тащили и оружие, орудия и боеприпасы. Где-то немцы оставили отравленную цистерну спирта. Наши солдаты отравились, отец выжил.Девушки посылали на фронт посылки. Таким образом, Ивану Михайловичу попал адрес ткачихи из Владимирской области. В 1945 году он заехал за ней, очень понравилась. Отец не отпускал дочь на чужую сторону, но она настояла на своём, вышла замуж, уехала с мужем на Урал.Жили большой семьёй с дедом и бабушкой(одно время три невестки и у всех детки) в д.Красный Партизан. Неоднократно Иван Михайлович с женой и ребёнком уезжал то в п.Бисерть, то в г.Свердловск, но от тяжёлой жизни опять возвращался в деревню. В 1954-55 гг. купили большой дом в деревне. Электричества ещё не было.Иван Михайлович был спокойный, молчаливый, никогда не повышал голоса. Работал в леспромхозе шофёром.

      Как-то брал меня проверять петли для кротов (шкурки сдавали), запомнился лес, а потом зелёная-зелёная большая поляна. Ещё брал на охоту на уток, ходили на р.Бисерть (на старицу), садил чучела на кусты на берегу, крякали мы специальными крякушками, утки прилетали, отец стрелял, а пёс наш Шарик кидался в воду и вытаскивал уток на берег. Помню, что отец приносил с охоты рябчиков или глухарей, или зайцев. Однажды я шла осенью из Ключевской школы, тьма тьмущая, а перед горой Комаровской в болоте кто-то страшно стал кричать, стонать, плакать…Сильно испугалась, остальные два километра бежала бегом и плакала. Дома сказали, что это филин. Через несколько дней опять пришла из школы, а на заборе сидит большая коричневая пёстрая птица с ушками. Это был тот филин, которого отец подстрелил и принёс, чтобы я не боялась.

      Отец был страстным болельщиком, слушал по радио футбольные матчи.

      Для меня остался маленький штрих, характеризующий его как человека. Мать часто попрекала его: «Другие привезли из Германии отрезы (ткани), а ты запчасти для колхоза волок…»

      В 1957 г.весной простыл, пошёл в больницу, медсестра поставила укол в руку вместо вены (видимо хлористый кальций), рука распухла, началось заражение крови, которое не умели тогда лечить. Когда спохватились родственники и повезли отца в г.Свердловск, было уже поздно. Не прошло и месяца от начала простуды, отца не стало. Эту новость мне сообщила Зоя Феденёва, с которой вместе росли, а я радостная бежала из школы – закончился в этот день учебный год.

      Осталось трое сирот: 10 лет мне, брату 4 года, сестре 2 года.

    4. Мария Михайловна Крохалёва (в замужестве Антипина, затем Филимонова) умерла в г.Свердловске 17.02.2001 г.Она молодой уехала в город, вышла там замуж, потом приехала с мужем в д.Красный Партизан. Построили хороший дом и всё остальное. Родилось две дочери – Нина и Татьяна.Из-за ссоры уехали на Северный Кавказ, там развелись. Вторично вышла замуж, вернулась с мужем и детьми в г.Свердловск, родился ещё сын.Нина похоронена в г.Свердловске. Татьяна живёт в Ростовской области. Сын Геннадий живёт в г.Свердловске.
    5. Николай Михайлович Крохалёв (6.05.1931-6.02.2002) похоронен в п.Ключевая
      Спокойный, молчун, как мой отец.Отслужил в Армии, женился. Жили в д.Красный Партизан с дедом большой семьёй. Потом отселились в п.Ключевую. Работал в леспромхозе трактористом, бульдозеристом.Детей трое Александр (1958 — 2007), Сергей (1968), Светлана (1964-1996)Жена – Валентина Ильинична (в девичестве Третьякова).
    6. Таисия Михайловна Крохалёва (22.03.1938 – 15.07.1954)В старших классах училась в Свердловске, жила у сестры – Марии Михайловны. После окончания 9 класса приехала на каникулы в деревню к родителям. Раньше ни дня не сидели без дела, сразу на работу, надо помочь колхозу. Молодёжи было много, потом уже все разъехались. Покос был в самом разгаре. Закончили грести и метать сено на одной поляне, поехали на другой участок. К трактору были прицеплены большие сани из брёвен. На них и уселись. Тут вспомнили, что забыли какие-то грабли или вилы. Таисия сбегала за ними и на ходу прыгнула на сани. Настил из досок не был закреплён, её затянуло под сани и переломало. Понятно, что трактор издаёт гул и грохот, быстро его не остановишь. Какое-то время Тася была жива, но не довезли и до дому, умерла по дороге.Мама её – Мария Дементьевна (моя бабушка) так и рухнула без сознания. Все были в шоке. Хорошо помню все эти страшные дни (их было много в моей жизни). Девушки-подружки её плели венки из пихтовых веток, плюща, цветов. Как раз цвела липа, всё благоухало, особенно когда проезжали через большую липовую рощу перед Отевкой. Ветки свисали над кузовом машины (над нами). Похоронена Таисия в с. Кленовское, как и отец мой, и дядя любимый, и бабушка, и дедушка, и пра-, и прапра-…

По бабушке мы Лутковы.

Бабушка моя – Мария Дементьевна Луткова (в замужестве Крохалёва).

Дементий Лутков (с.Кленовское) не числится в списках недоимщиков за 1896 и 1902 гг. Это отец моей бабушки. Годы жизни не знаю.

Мария Дементьевна (1898-1980) (слово «была» писать не хочется) маленькая, худенькая, светлая кожа, светлые косы, голубые глаза. Лутковы все светлые (почти все), а Крохалёвы были смуглые, со светло-карими глазами (серыми, зелёными), часто со слегка волнистыми волосами.

Бабушка работала на ферме, вставала ни свет ни заря, — убрать у коров, накормить, подоить… Всё делалось вручную. До сих пор удивляюсь как маленькие женщины таскали тяжёлые фляги, да ещё закидывали их на телегу. Молоко отвозили в Кленовую раз в день, а холодильников не было. Чтобы не закисло, например, после вечерней дойки, фляги ставили в холодную ключевую воду. Если ожидался отёл, то бабушка ночью бегала проведать. А как выхаживали телят! Дома дети, большое хозяйство, огород, — иначе не выжить. Никогда не приносили домой ничего колхозного! Когда была работа на току – веяли и сушили зерно, то помню дома разговоры, чтобы пшеница не попала в голенища сапог, а то статью припишут.
В домах были керосиновые лампы, на работе – керосиновые фонари. Когда на ферме появился ручной сепаратор, часть молока сепарировали, а обрат пили телята.

Кроме фермы, в деревне был большой конный двор, птичник для цыплят и кур, амбары для зерна, сушилка, сараи для сеялок, веялок, косилок, борон и прочего инвентаря. Телеги, сани, упряжь – всё делали в деревне. Лыко вымачивали в реке, а потом снимали мочало и крутили из него верёвки. Кузница была рядом – в д.Филатово. Пожарный инвентарь был представлен телегой с большой рассохшейся бочкой, со шлангами и рукавами, (сплющенными и от старости потерявшими цвет) с ручкой качалкой.
Колхоз обзавёлся школой (начальной), магазинчиком, потом клубом с небольшой библиотекой, в которой 99% занимали труды В.И.Ленина. Во второй половине 50-х годов поставили столбы. На р. Средней сделали плотину и соорудили небольшую гидроэлектростанцию. В домах появился свет! Электрик почти ежедневно «висел» на столбах, а нам было интересно смотреть как он ловко на специальных «когтях» карабкался вверх.

Помню, дед мой дежурил на новой электростанции, а ночами ещё сторожил и магазин.

Вкусную пищу (вернее всю) готовили по-старинке – в русской печи, не обращая внимания на сажу от чугунков, сковородок, ухватов, лопаток, кочерги…Хлеб пекли свой. Запах свежевыпеченного хлеба (теперь почему-то его называют «украинский»), печёной картошки, запах сена, травы и земли после дождя, запах воздуха после грозы, запах цветущей черёмухи, запах свежего мёда… — это на всю жизнь.

Каждый год в Троицу ходили на кладбище в с.Кленовское. К 6 утра у бабушки уже были готовы горячие шаньги с картошкой, творогом, пирог с рыбой или черёмухой, варёные яйца. Одевали одежду «на выход» и во главе с бабушкой все женщины семьи шагали по пыльной дороге. Перевалив гору, попадали (уже в чуть живую деревню Филатовка, затем крутая гора Каравай и д.Отевка. Чаще всего путь сокращали: от Филатовки шли на Зайчики (видимо бывший хутор), переходили вброд р.Бисерть, тут же рядом Кленовая. На улице, которая идёт к центру села, бабушка каждый раз показывала дом и говорила:»Вот наш дом, тут папенька с маменькой жили».

В большой семье не помню ни одной ссоры. Дед сказал — закон. Между дедом Михаилом Михайловичем и бабушкой Марией Дементьевной всегда были тёплые отношения. Она звала деда «Старый», «Старко». Все внуки и невестки тоже звали деда «Старый». Не то что наказать, ни разу ни на кого не кричал, ни разу никого не шлёпнул. Бабушка могла построжиться, прикрикнуть, крайне редко, по большим заслугам, шлёпнуть, а дед — никогда.

Дом был небольшой, но светлый, много окон, передом к реке,рядом ступеньки. Много всяких пристроек. На полу половики, а около кроватей шкуры барсуков. За кроватью у деда висели разные шкурки, приготовленные на сдачу государству, и ружьё. В передней, кроме кроватей, стол, табуретки и большой кованный сундук. В углу на маленьком столике — швейная машинка «Зингер». Бабушка шила деду рубахи-косоворотки и разное всей семье, да ещё вязала носки-варежки. В задней комнате около большой лавки (скамейки) обеденный стол, табуретки, топчан (типа кровати), под потолком большие полати (спали на них, когда много народу, в углу умывальник, рядом ступеньки, рядом ступеньки на любимую, всегда тёплую, русскую печь. Далее середь (кухня) с вёдрами, чугунками, ухватами около русской печи. Под шестком — дрова, а зимой бывали и куры, и гуси. Тут же весной высиживали цыплят и гусят. Лавка, кухонный шкафчик с посудой, на стенках и полках всякая всячина: половник, ковшик, мешалка, мутовка, скалка и пр. Везде на окнах стояли комнатные цветы.

Оставьте комментарий