Отева Екатерина Никифоровна


«ЛЕНИНСКОЕ ЗНАМЯ» 8 марта 1990 г.

«Награды нынче надевать не принято, а ведь они заработаны…»

Сколько их таких простых женщин с рабочими руками, в темных спецовках!
Загляни на завод, приди на ферму, посмотри, как они трудятся, как растят детей,как вдохновенно работают «вторую смену» в своей семье-и поймешь, что на этих женщинах держится наша земля. Пока не измотаны их души нашим трудным бытом — оценим прекрасные женские судьбы и с благодарностью поклонимся нашей труженице.

Екатерина Никифоровна Отева – доярка Кленовской фермы. Так уж сложилась её жизнь – и войну пережила хрупким подростком в большой семье, и мужа потеряла в молодые годы. Словом, живёт она одна. В праздники, да в летние выходные дни её квартира оживает долгими разговорами близких людей, суетливой вознёй племянников. А так – всё будни.
Редкое это качество — всю душу вкладывать в работу. И не для красного словца это сказано: все помыслы этой женщины на ферме, там, где ждет любимое дело.

Встретила нас Екатерина Никифоровна приветливо, с пониманием выслушала наши объяснения, что мол, хотим мы в ней увидеть судьбы многих сёльских женщин, заботы работниц самого нелегкого участка—животноводства. Вот только обождать просила, когда она управится со своими коровами: всех накормит, все вычистит вот, тогда ее душенька на воле, можно и поговорить.
И, не спеша продолжила работу.

А куда торопиться? Коровы, они привязчивей собаки, ласковей, чем дети малые – им надо и слово доброе сказать, и по спине погладить.
— А наспех, и в сердцах к корове подходить нельзя, — говорит Екатерина Никифоровна, — только чуть занервничаешь, да чего доброго ударишь животину – она тебя без молока оставит.
— Да вот ещё, с коровами мне нынче не повезло. Этих буренушек я первотелками взяла. Вот, уже второй отел прошел, а раздоить хорошенько не могу. А ведь сама их обучила…
— Доиться обучила?
— Ну да. Они же лягались, как дурные. За ногу привязывала к трубе и доила. Теперь привыкли они ко мне, послушные стали. Видно, до пенсии нам вместе здесь работать.
— Долго ли еще?
— Три года осталось… Больше десяти лет на ферме. А вот давайте чайку попьём, да и поговорим о нашем житье – бытье.
— Квартира у Вас , Екатерина Никифоровна, хорошая: благоустроенная, тёплая, просторная.
— Ой, не жалуюсь. Совхоз дал, когда пошла на ферму дояркой. Я ведь с мужем в Крым уезжала. Там вот на виноградниках орден Трудового Красного Знамени заработала… А как муж умер, сильно затосковала по Уралу, вернулась в Кленовское, я ведь родом отсюда. Вот мне и дал совхоз квартиру.
— Вроде бы как авансом?
— Да, с вниманием отнеслись. Ну и я работала, сил не жалела. Вручили мне здесь орден Знак Почёта, вот медали…, а вот знаки такие были, каждый год давали за победу в соревновании. Теперь не знаю, как доярки отличиться могут – все в звеньях работают, кто лучше, кто хуже – непонятно.
Отева бережно держит в своих руках награды. Для неё они не пришли «по распределению» времён застоя. Они заработаны нелёгким трудом. И как же это мы сейчас видим только плохое в нашей жизни, боимся похвалить человека, поблагодарить его за труд? Похвала работника лишний раз – и ему захочется горы свернуть. Таков уж человек.
Екатерина Никифоровна вздохнула над своими наградами:
— Что уж одевать – то их? Вроде нынче награды и не принято носить.
Животных вы любите… А к своему хозяйству не тянет?
— Какое хозяйство! Дома гостьей бываю. Огородишко вон пригородила, да баньку поставила. Вон там, за окном, моя банька стоит.
— Справная…Только зачем она, если в доме ванна есть?
Хозяйка покачала головой:
— Руки болят очень, спасу нет. Да уж у всех доярок болят, и лечить не знаешь чем…
— Ну, а как же молодые доярки работают, у которых семьи? Ведь они не будут сутками жить на ферме?
— У Тани Кочиной двое детей. А муж скотником вместе с ней работает. Помогает управляться. В родильном Чернышевы работают, мать с дочерью, так муж Нади Чернышевой тоже скотник, тоже помогает. Да они, молодёжь-то, побойчее, да и побыстрее.
— А правду говорят, что доярка это не только профессия, сколько – призвание?
— Как сказать…Если нет желания к животным, то нет и большого молока. Никогда не думала о том, много или мало времени я отдаю работе. А чем больше устала, тем больше довольна. Два дня всего в том месяце была на выходных. И вроде не рада выходным. Сидишь дома и думаешь, как там всё идёт без меня?
И верно, нет нашим женщинам ни покою, ни отдыха, где бы она ни работала, кем бы ни была: учителем, дояркой, продавцом, домохозяйкой. Везде нужен женский глаз, женские руки и женская забота. Как же мы без неё, без женщины?

Л. Баранова спецкор

Оставьте комментарий