Башкирское восстание 1735-1740 гг.


Автор: Соколов Виктор Владимирович

Башкирское восстание 1735-1740 гг.

  1. (Л.86об.) Одной из причин восстания было активное проникновение сил Оренбургской экспедиции в башкирские земли и строительство крепостей.
  2. Башкирское восстание было спровоцировано авантюристической политикой руководства Оренбургской экспедиции во главе со статским советником И.К. Кирилловым и началось после нападения на правительственные войска жителей Ногайской дороги под руководством Кильмяка Нурушева 1 июля 1735 г. Башкиры, пытаясь помешать продвижению Кириллова на юг своей земли, подняли восстание, затянувшееся на пять лет (1735—1740 гг.).

№ 40. 1736 г., апреля 13. Рапорт поручика А. Арефьева В.Н. Татищеву о походе на башкирские деревни Конякову, Аитову и Елматову и о бое на скале у р. Серги. (Л.325)

Сего году марта 22 дня по данному мне указу от Вашего превосходительства со врученною командою будучи в походе на башкирцев за рекою Уфою, что учинено – о том следует ниже сего:

    • Сего апреля 1 дня, как пришли в их татарские жилища к реке Серге, и отправили от себя за реку Уфу солдата Андрея Лебедева да крестьян на лыжах 100 человек. И как оные наши люди за ту реку Уфу перешли, и в башкирской деревне Коняковой застали одного татарина и двух баб. И татарин-де у них на лыже ушел, [а] двух баб взяли. И мы с командою, перешед оную ж реку Уфу и пришед в пустую деревню Аитово, и в ней стали. И вышепомянутые наши люди к нам пришли, и тех двух баб с собою привели. И те бабы были биты и расспрашиваны, и сказали, что от той деревни Аитовой неподалеку, а именно с милю, в ельнике есть мужики, и бабы, и малые ребята с пожитки своими. Також и в деревне Елматове, которая тут же неподалеку, (Л.325об.) а именно версты с три, живет в доме один татарин-старик с молодою женою.
    • И того ж апреля 1 дня в тое вышепомянутую деревню Елматово отправили от себя надзирателя Василья Старого да солдата Андрея Лебедева да с ними 60 человек крестьян на лыжах. И они в той деревне того старика и с женою застали, и оный старик от них стал отстреливаться из лука, и они его из фузеи застрели[ли], а жену его взяли и привезли в деревню Аитово.
    • И апреля 2 дня в вышепомянутый ельник отправили его ж, солдата Андрея Лебедева, да с ним 115 человек мужиков на лыжах. И оттуда возвратясь, привели с собою 5 баб, да малолетних 6 девок, да малого. И сказали, что в том ельнике застали татар 9 человек, и [те] от них отстреливались, и они из них 6 человек застрелили, а три человека на лыжах ушли. Да в том же ельнике между мужиками застрелили 3 бабы и малого.
    • И апреля 3 дня из вышепомянутой деревни Аитовой со всею командою пошли в поход до волости Белокатайской. И отошли версты с три, и пришли в деревню Коняково. И большой дороги не нашли, и, зажегши тое деревню, возвратились. И, пришед в тое ж деревню Аитово, ночевали. И, ночевавши в той деревне Коняковой1, одну татарку били и спрашивали, есть ли (Л.326) до Белокатайской волости большая дорога? И она сказала, что есть. И для осмотру той дороги тот же день послали от себя надзирателя Василья Старого и с ним для показыванья дороги тое бабу. И оттуда возвратясь, оный Старой сказал, что большая дорога к Белокатайской волости по ея, татаркину, показыванию есть.
    • И апреля 4 дня из деревни Аитовой до деревни Коняковой для поправления дороги послали надзирателя Михаила Козлова и с ним 74 человека мужиков. И как он, Козлов, и с теми мужиками отошли версты с полторы, и в той деревне Коняковой увидели у дерева, притаясь, стоит татарин. И того ради наши из фузеи для тревоги выстрелили. И мы, послыша тое стрельбу, отправили к ним горного надзирателя Алексея Хрущева и с ним 200 человек крестьян на лыжах. И как они в тое деревню Коняково пришли, и татар 17 человек на лыжах от них побежали. И наши за ними на лыжах же погнали, и позади себя на дороге увидели двух человек башкирцев на конях верхами, и закрычали, что-де позади нас люди. И того ради возвратились по-прежнему в деревню Аитово, и ночевали.
    • (Л.326об.) И апреля 5 дня из деревни Аитовой со всею командою пошли возвратно к деревне Серге, которая расстоянием от той Аитовой деревни верст с пятнадцать. И пришед туда ввечеру, стали ночевать. И того числа на пример пополудни часу в 11-м с высокой каменной горы чрез реку Сергу из ружья и из луков начали по нас татары стрелять. И стрелами ранили у нас мужиков четырех человек легкими ранами. И мы по них из мелкого ружья стреляли ж. И как из пушки по них выпалили, и они по нас и стрелять перестали. И мы от того места отступили, и собрались в поле, и огородились сан[ь]ми. И собрались в тот тружумент2, и во всю ночь стояли со многою осторожностию.
    • И апреля 6 дня пополуночи часу в 9-м для очистки дороги отправлено было от нас к ним, башкирцам, на гору солдаты Иван Малков да Захар Гилев да с ними 250 человек крестьян на лыжах с принадлежащим ружьем. И с ними башкирцы учинили бой, и наши люди их, татар, збили и гнали за ними верст с семь или с восемь. И между тем мы обозом своим на тое гору взобрались, и, сождався своих всех людей, пошли в путь свой. А по видимому на пример их, башкирцев, на том бою было человек с 80, и убито из них 10 человек. А что их раненных – о том не ведомы, потому что языка от них не могли достать. А наших на том бою ранено из крестьян 4 человека.
    • (Л.327) Да при том же бою взято их башкирское знамя да татарская книжка. Да их же татарских деревень сожжено за рекою Уфою три, а именно: Коняково, Елматово, Аитово; по сю сторону реки Уфы – Сайдашево [и] Упей; итого пять деревень. И по возврату из того походу, будучи в Гробовской крепости, дворянина Акинфея Демидова Утченского и Шайтанского заводов солдаты из-за караула увезли полонную женку-татарку и с малым робенком. И оные солдаты на дороге пойманы и привезены в Екатеринбург под караулом, а именно: Захар Гилев [и] Степан Вяткин. А солдат, который у оных женок был на карауле, Трофим Кузнецов, по тому ж привезен под караулом. И все трое отданы на гобт-вахту под караул же.

Поручик Алексей Арефьев
ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.626 «а». Л.325-327. Подлинник.

    ПРИМЕЧАНИЯ № 29.

  1. (Л.121) Табынской.
  2. Сыгрянской.
  3. Бала-Катайской.
  4. (Л.121об.) Практиковавшееся в 1735 – 1739 гг. по инициативе В.Н. Татищева название Екатеринбурга.

 

№ 49. 1737 г., июня 23. Запись допроса крестьянина Окуневской слободы Г. Соколова о пленении его повстанцами и переданных условиях мира. (Л.86)

  1. Как тебя зовут, чей сын и прозванием, и откуда родом, и сколько от роду лет? На 1. Гаврило Артемьев сын Соколов, родом бывал Алапаевского дистрикта Мурзинской слободы. Оттуда назад тому лет с сорок переселился отец мой и с нами Окуневской слободы в деревню Плотникову, коя от Окуневска в 10 верстах, где живем поныне во крестьянстве. От роду мне лет с 45.
  2. Когда тебя татара в полон взяли, и откуда, и одного или многих, и каким образом, и кто те татары, и много ль их было? На 2. В сем месяце, назад тому с сего числа две недели, как я ходил для дозирания подъезду башкирского кругом своей деревни, понеже в той деревне оставлено нас для обережи 20 человек, а прочие все выбрались в слободы. И шед подле гумен один, незапно наехали башкирцев 4 человека и поймали. А кто те башкирцы были и которых волостей – не знает.
  3. Полоня, куда тебя возили, и много ль собрания видел, [и] знаешь ли кого татар из тех? На 3. По поимке, связав, повели по дороге что к Верхо-Яицкой пристани. И ведши, спрашивали, где нашей деревни скот, на что им я сказал, что якобы о скоте не знаю, для того что я приезжий с заводу для покупки хлеба. И наперво до того, как еще не сказался заводским, при спрашиванье о скоте стегнули раза два плетью. Когда же (Л.86об) сказался заводским, то они спросили: с того-де завода, где генерал живет? И я им сказал: с того. И более бить не стали, [и] повели вперед. И довели до Карасья бору, где их в собрании человек с 40 без жен и детей. И тут паки спрашивали о скоте и метались было заколоть. И я им сказывал о скоте то же, что не тутошний, но заводской, и за тем о скоте не знаю. То место Карасий бор от деревни их верст с 20. Тут посадя на лошадь и связав руки и ноги, повели вперед и в 4-й день приехали к болотам и озерам, где башкирцев в собрании человек с 700. Где при них имеются жены, и скота довольно. И один из них, вышедши спрашивать, что городы заводят ли?1 И я сказал, что заводят. И он на то сказал: когда-де генерал городы заводит, то-де мы воевать будем и русские слободы все разорим; когда же бы-де городы не стали строить, то бы-де и мы воевать перестали. Оттуда повезли чрез Камень по горам. И в 3-й день привезли к кошам, которые стоят в Камню у озер, с женами и скотом. Где их в собрании на пример тысяч с две. И того собрания старшина, взяв меня, и вел на гору, и, показывая на собрание, говорил: смотри – у нас силы много, а вдали-де и в других местах еще более; и буде же генерал на наших землях городов строить не перестанет, то будем воевать; и ты-де поезжай и о том ему скажи.
  4. Как с полону свободился, и из которого места которою дорогою шел, и давно ль от них? На 4. Как меня во оном последнем месте продержали сутки, а именно с вечера до вечера, то старшина того (Л.87) собрания, призвав башкирцев 5 человек, сказал им, чтоб меня отвезли в Русь на завод к генералу. И при том мне говорил, чтоб я за его молил Бога, для того-де что меня в Русь отвезут. И велел об оном донести генералу, чтоб городов на их земле не строили. А до отпуску спрашивал он, много ль где силы у нас. И я сказал, что силы сбирается много, а где она – не знаю. И те башкирцы, дав и под меня лошадь, а себе взяв по две, повезли незнаемыми мне местами чрез горы, лес и степь и в 7 дней ночью привезли к бору, который по сю сторону [села] Брусяны. И, указав дорогу сюда на завод, оставя пешего, поехали возвратно. И я, пошед немного, пришел в Косюлину [деревню] ночью поутру, где ночевать никто не пустил, для того что незнаком. И немного пошед за Косулину, нашел на дороге на мужиков катайских2, которые ехали отсюда с заводу. И тут отдохнул, и накормили меня хлебом. И поутру днем пошел сюда, и того ж дня, пришед в Екатеринбург, явился. А из них, башкирцев, ни одного человека не знаю. А со мною все говорили по-русски. И, будучи в их руках, кормили меня мясом и сырами. И в сем допросе все сказал самую истинную и сущую правду. А ежели что сказал ложно – и за то повелено учинить чему буду достоин. Оный грамоте и писать не умеет. По осмотру на спине знаков, чтоб кнутом был биван, не видно.

3 ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.695. Л.86-87. Подлинник. № 49.

  1. (Л.86об.) Одной из причин восстания было активное проникновение сил Оренбургской экспедиции в башкирские земли и строительство крепостей.
  2. (Л.87) На жителей Катайского острога.
  3. По запросу, доношением от 25 июля 1737 г. управитель Окуневской воеводской канцелярии (Тобольская провинция) подтвердил личность Г.А. Соколова и известил об исправности подушного платежа и отсутствии за ним вин: «Не стало из дому вышепомянутого Соколова сего 1737 года июня против 9 числа в ночи» (ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.695. Л.90.) 4 августа 1737 г.

Соколов был отпущен домой.

№ 79. 1739 г., июнь 26. Определение Канцелярии Главного правления заводов о мерах по защите границ заводского ведомства. (С.528) Секретно.

Слушав рапорта, от подполковника г-на Немцова, которым требует о прибавке людей ко определенным для охранения заводской границы мужикам, буде из приписных к казенным заводам крестьян от заводских работ отлучить неможно, то хотя с партикулярных, на которое по справке явилось:

  • До сего по сообщенным из разных мест сюда ведомостям о обращениях воров-башкирцев довольно известно, что оные воры имеют намерение нынешним летом паки бунтовать и наипервее у русских и верноподданных иноверцев табуны лошадиные и скот отогнать, и потом разорять и рубить, чего ради и себе в тож согласие и в соединение общее призывают и киргис-кайсаков.
  • О которых ворах-башкирцах и Кудейской волости старшина тархан Теперишев секретно подполковнику Павлуцкому объявил, что оной Кудейской и других волостей Каратабынской, Тарнаклынской, А[и]линской, Кува[ка]нской и Каратавлинской все старшины и лучшие люди к переписи идти не хотят1 и говорят, что они все помрут и будут драться, а ко оной переписи не пойдут.
  • Также и киргис-кайсаков в Башкирию пришло немало, от которых на некоторых русских не только нападение, но и убивство и грабеж бывшего при них учинен. И башкирцы от самой Ревдинской крепости лошадей отгнали.
  • И для предосторожности и безопаства, по предложению г-на полковника [Ивана] Татищева, ко определенным до сего для охранения заводской границы из здешних приписных к казенным заводам крестьян пятистам, кои отделены от нужнейших заводских работ, хотя и наряжено и выслано еще триста человек, и с теми и с регулярными будет 1 154 человека.
  • К тому ж велено находящихся в крепостях жителей во время нужного случая к тому же употреблять.
  • Но подполковник г-н Немцов вышеписанным рапортом и еще в прибавок людей для лучшего охранения и безопаства требует. А Его превосходительство г-н генерал-майор Соймонов (С.529) и полковник г-н Татищев присланными ордерами подтверждают, чтоб всемерно как от башкирцев, так и от ка[й]саков иметь крепкую предосторожность и жилища верноподданных охранять и до разорения не допущать, и где буде появятся – чинить над ними поиск.
  • В прошлом же 1738 году, как такое опасение от показанных орд было, и для охранения заводской границы ко определенным мужикам люди в прибавку понадобились, то во общей комиссии, для того собранной, определено было, чтоб нарядить из приписных к казенным заводам слобод к преждеопределенным из оных полуторам тысячам еще тысячу ж пятьсот человек; да с партикулярных баронов Строгановых и дворян Демидовых заводов для охранения крепостей по Кунгурской дороге и их, также и казенных состоящих в той стороне заводов тысячу человек, расположа по числу душ2.
  • О чем для конфирмации, по тому ль учинить повелено будет, представлено было к Его превосходительству тайному советнику г-ну Татищеву. На что от него и конфирмация получена [была], по чему оные люди кроме [как от] Акинфея Демидова к тому охранению были и высланы. А он, Демидов, упрямством своим оных не дал и от того отказался. О чем и в Высочайший Ея ИВ Кабинет представлено.
  • И хотя по вышеписанным ведомостям и ныне люди в прибавку для охранения всей здешней заводской границы (где заключаются и партикулярные пограничные заводы) надобны ж, но от казенной стороны удовольствовать без остановки заводов неможно, а от партикулярных, паче же от Демидова, без представления к команде здешняя Канцелярия взять опасна.
  • Однако ж чтоб верноподданным между тем какого разорения не нанеслось, ради того согласно определили: К находящимся ныне на заводской границе мужикам еще нарядить из приписных к казенным заводам слобод из таких же, как 300 человек высланы, Конторе судной и земской3 немедленно 200 человек. А о взятье от партикулярных ко оным в прибавку пятисот человек, или сколько рассудится, представить к Его превосходительству генерал-майору Леонтью Яковлевичу Соймонову с таким предложением, что, по мнению здешней Канцелярии (С. 530) Главного заводов правления, оную прибавку людям учинить надлежит, и чтоб оные люди были ко обороне годные на добрых лошадях, и со исправным ружьем, и с довольным запасом. И при том же включить, ежели Его превосходительство соизволит о том по сему учинить, то б соблаговолил к Акинфею Демидову от себя указом объявить, дабы он в даче тех людей здешней Канцелярии был послушен, а не так, как от него в прошлом году было, о чем и Его превосходительство известен.

Майор Леонтий Угримов, главный межевщик Игнатий Юдин, поручик Василий Ближевской, секретарь Евдоким Яковлев. ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.818. С.528-530. Подлинник.

 

№ 80. 1740 г., июня 19. Из определение Канцелярии Главного правления заводов о мерах по обороне границ заводского ведомства в связи с восстанием Карасакала. (Л.136)

(…) Слушав доношения от подполковника г-на Немцова (…) и при том приложенной копии с ордера г-на полковника Арсеньева о сообщении к вору-возмутителю Карасакалу, или Салтангирею, трех волостей башкирских для воровства1, от которых для предосторожности требует г-н подполковник на границу в прибавок людей, показывая, что к тому по последней мере кроме регулярных до тысячи человек надобно, на которое по справке здесь явилось, что тех нерегулярных в команде его, подполковника, находится (…) 200; ныне же еще таковых оставших[ся] в домах за отсылкою имеется 300 человек. Которых (…) (Л.136об.) (…) надлежит на границу ж оную выслать. И ради того на оное согласно определили: оных достальных 300 человек велеть из слобод выслать в команду его, подполковника, немедленно. (…) И тако у него, подполковника, кроме нерегулярных будет тысяча человек.

Майор Леонтий Угримов, главный межевщик Игнатий Юдин, поручик Василий Ближевской, секретарь Евдоким Яковлев.

ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.859. Л.136-136об. Подлинник

Оставьте комментарий