Из серии «Исчезнувшие деревни». Глава1 Деревня Верх-Ольховка.


Родилась я в д. Верх-Ольховка Ачитского района Свердловской области в 1925 году. В течении всей жизни девичью фамилию — Федосеева не променяла ни на какую другую.Деревня находилась в 13-15 км от с. Кленовского в сторону г.Красноуфимска по трассе и сворот налево по высоковольтной, далее по дороге возле леса. Перед нашей деревней была деревня «Зуёвка». Эта деревня вместе с нашей когда-то были одним колхозом — «Зуевским». Было в нашей деревне 26 домов. Жили хуторами — 1 дом, 2-3 дома, но не больше четырёх. Хутора назывались по жильцам: Сапегины, Селянины, Гавриловы, Никитины, Костины. Там где хозяйкой была женщина, то имена давали такие — Гришиха, Митишиха. Когда в гору идёшь, гора называлась Гаврилова, там жила большая семья Гавриловых, у них было много братьев. Один из них Николай Гаврилович работал впоследствии председателем Кленовского сельского совета. Павел и Андрей умерли до войны, грамотные были, работали то бригадирами, то кладовщиками. Константина на фронте убили. Александр был на фронте, но пришёл живой.

В нашей семье было — 5 детей: 4 сестры, брат и родители. Я была второй, старшей была — Тася, самым маленьким был брат-Иван, он с 1933 года. Мама звала его:»Гвардеец». В общем-то детей было десятеро, но умирали. Иван после войны учился в г.Первоуральске на электрика. Когда закончил училище его послали в г. Североуральск. Он там заочно окончил институт и стал работать инженером. Женился, две дочери. Но уже умер.

Работы в деревне хватало. Это сейчас, уму непостижимо, в деревне и работы нет. А мы скотину держали: коров, овец, свиней. Сеяли овёс, рожь, гречиху. Жили до войны неплохо. Пока в колхоз не зашли, хлеб всё время ржаной ели, чёрный, а для скотины — овёс выращивали. Если хороший урожай, а это было частенько, кроме 1933 года, то хлеба было полно. Рожь да овёс по трудодням все быстро разберут, а гречиху плохо брали. Поэтому в правлении наряжали лошадь с извозчиком, ставили короб, застилали его какой-нибудь попоной, чтобы зерно не высыпалось и развозили по ведомости в дома. Привезут и разгрузят, хоть куда девай. Конечно, мы из гречихи и кашу варили, из муки блины стряпали. Гречей также кормили свиней. А сейчас, что такое делается. Греча стоит дороже риса и пшёнки. У меня за гречиху до сих пор душа болит. Брала недавно за 90 руб. 1 кг, а теперь уж больше 100 руб. Что же это такое? На Урале гречиха растёт, а за неё готовы кожу содрать!

За 2,5 года до войны хутора все перестроили в деревню, по косогору в одну линию. Это сделали для того, чтобы провести электричество к каждому дому и радио на деревню. Пришёл приказ из с/совета, так мол и так, ломай дом и перевози на новое место. Отец у меня был своебышный. Строился столько годов!!! Рассказывал:»Залез на крышу. Сердце до того токнуло, казалось крыша пошевелилась!» Тяжело было всё это, муторно. Но делать было нечего. Приказ! Лето и осень в тот год были хорошие. Хлеб убрали и давай дома перевозить на конях. У отца сестра была — Катя, с её мужем и наш дом и их перевезли. За одну осень сделали и баню и конюшню. Пара коней, отец, мама и я по Киселёвскому тракту мох белый драли, под бастрогом увезли. Работы было по горло! До сих пор помню…Удивительно то, что за одну осень переехали, всё перевезли, и конюшню и баню поставили.

Когда посевная заканчивалась и делать было нечего до сенокоса, вот в это время успевали ладить кирпичи. Делали кирпичи из местной глины. Место выбирали, чтобы хорошая глина была. Месили глину лошадьми по кругу. Целую яму глины выбирали. Кирпичи нужны были для каминов на фермах, в избушках, на конном, для котлов, чтобы телят поить.А как ладили кирпичи? Сарай был, в нём настил. Работали две женщины на двух станках. Мы, молодые девки, делали прямоугольной формы кирпичи из глины и передавали этим женщинам. Они ладили и ладили, пока не заполнялись все полки. Подсохнувшие кирпичи увозили на поле, обкладывали дровами, закидывали землёй и зажигали. Кирпичи обкуривались огнём и обжигались под землёй, они не горели, а шаяли. Кирпичи были хорошие, крепущие, не то что теперь с дыркам, которые разваливаются в руках.

Вот так мы до войны и жили. Неплохо жили. А потом пришла война. Всех мужиков выгребли на войну, аж 17 летних, и прибили. Единицы пришли, да и те увечные. Это ужас какой-то! Остались бабы с кучей по три, четыре , пять ребятишек! На их плечи всё хозяйство и навалилось! А молодцы были! Хлеб сами сеяли! Хоть из ведра, но сеяли. У нас на всю деревню был один старик — Павел Родионович Феденёв. На него тоже надевали лукошко и сеяли. Пахали на конях. Женщины сами пахали, даже я пахала, с двумя пацанами-Ганькой Гавриловым, да Колькой Пупковым. На паре конях робила: снопы возила, сено, солому, зерно. Вот так было это. Трудная молодость была. Проревела я всю молодость.

Жалко деревню то. Мужики с войны не вернулись. Женщины то и поехали кто куда. Большинство уехало в д.Киселёвку. А мы, у нас мама была кленовская, приехали сюда.Вот из-за чего деревня распалась. Война виновата.

В 1992 году я была в деревне. Федосееву гору не стали обрабатывать, она шибко крутая, а низ косили, боганы в те пору стояли, а сейчас там наверное лес, всё сосняком заросло. Воды оттуда привезла. Вода из родников, вкуснющая! Деревня Ольховка (не д.Верх-Ольховка) и сейчас живая. Дачники-пчеловоды там живут.

На этом месте стоял наш дом
гора Федосеева

Оставьте комментарий