Феденёва Клавдия Павловна


Автор: Гасников Вячеслав Георгиевич
Феденёва Клавдия Павловна

Я родилась в 1926 году в с.Кленовское. Наш дом стоял по ул.Кр.Партизан, где сейчас живет Лариса Феденева.Вот на этом месте и стоял дом моего отца — Луткова Павла Илларионовича. У нас в семье было 5 детей — 3 сестры и два брата. Я была старшей из сестёр. Когда образовали колхоз им.Калинина, то отец, мой старший брат — Николай, стали работать в этом колхозе. Помню, ездили на своей лошади косить, грести и ставить сено. Потом это сено возили на колхозный двор. Помню, из детства, грамоты у меня не было и захотела я учиться. Мать не отпускала, т.к. работы дома было невпроворот. Я, наперекор ей, накинула на себя два платка и пришла в школу, села за парту. Школа перед войной была здесь, в центре. Пришла учительница в класс, Ольга Васильевна Бушмакина, и говорит:»Дети, к нам гостья пожаловала!» Я отвечаю:» Я не гостья, я учиться пришла!» А у меня ни карандаша, ни ручки, ни тетрадки, ни книжки, в ообщем ничего. Учиться пришла…Так как я была высокая девчонка, учительница посадила меня с таким же высоким мальчишкой — Егором Чистяковым, он потом на разъеде жил. Из-за роста его звали «Папа», а меня — «Мама».Так и учились «Папа» и «Мама».

Когда началась война, забрали отца, а вскоре и Николая. Осталось нас у матери четверо. Мне было 14 лет, сестре Анне — 10 лет, ещё одной сестре — 7 лет и брату Илье — 3 года. Вот в 1941 году я и пошла работать. Работали мы на полях д.Зайчиково, что за р.Бисерть. С утра переплывали на лодке, а потом, жали, косили, всё делали. Оплата была трудоднями, которые ставил бригадир, Детков Григорий Романович, в виде «палочек» в какой-то тетради. Один трудодень — 100 или 200 грамм зерна. Давали на трудодни не чистое зерно, а отходы зерна. Чистое зерно сдавали в «Заготзерно» — это три больших склада, что стояли на Кленовском разъезде. Кроме зерновых, на полях сеяли и лён, и коноплю. С конопли меня сильно рвало, не могла я переносить этот конопляный запах.

Вначале, за нами девчонками, присматривала женщина — Екатерина Феденёва, а потом я уже сама наряду с женщинами косила, высокая на ногах была, да и литовка была у меня хорошая. Вот так, почти всю войну проработали на полях д.Зайчиково вместе с Детковой Марией Лаврентьевной.

Отец вернулся из трудлагеря весь больной в декабре 1943 года, а в апреле 1944 года мы его похоронили.

Вот с апреля я начала работать в огородной бригаде, где бригадиром работал Гребнев Иван. Бригада работала на острове, да на «Горюшке», что на задах села, где сейчас никто ничего не выращивает. Работала вместе с Тамарой Шкляевой. Выращивали огурцы, помидоры, капусту, картофель. Воду для полива таскали вёдрами на коромыслах. Где сейчас дома Завьяловых и Изгагиных, там были парники. Погреб был большой, в нём хранили картошку. Зимой её перебирали. Стояли деревянные чаны, большие. В них засаливали капусту. Так и работали и в войну, и после войны. Думали после войны будет легче. Да где там. Правда в 1948 году организовали собрание в колхозе, где вручали награды, за труд. На этом собрании мне и вручили орден Ленина. . Наградили медалью и мою сестру Анну. Произнесли пламенные речи, пожали руку.

Через год на лесозаготовках у д.Морозово, куда гоняли зимой всех женщин, меня придавило лесиной. Сломаны были два ребра, одно воткнулось в лёгкое. Полтора месяца не могла ни сидеть, ни лежать. Но выходила меня мама.

Помню, что сколько денег не заработаешь, то их не получишь. Вместо них давали какие-то облигации. Большие были помню налоги. Постоянно сдавали молоко, мясо, яйца.

В 1960 году в феврале все близ лежащие колхозы объединили в один совхоз — «Кленовской». Работала в совхозе вместе с Раей Пуртовой, доброй и трудолюбивой женщиной. На всех полях переработала. Все поля знаю. А сейчас пойдёшь на эти поля и сердце кровью обливается. Все горы пустуют, бурьян один растёт. Жизнь сейчас такая — каждый сам про себя. Вот бурьян и растёт.

Когда обгорела, будучи на пенсии, никто не помог. И орден не помог… Сейчас живу в городе. Такое многолюдье.Я страдаю по деревне, очень…Люблю трудиться на земле, очень люблю. Но уж годы не те. Приглашают на 9 мая, вручают медальки, произносят речи. Как-то в поезде встретила нашего управляющего 6-ым отделением. Хлопнул он меня по плечу и сказал:»У меня после того, как вы ушли, не стало таких девок какие были вы!» Так и есть. Мы были послушными, пить не пили, курить не курили, работали и всё…

ПОСТАВЬТЕ ПАМЯТНИК ДЕРЕВНЕ

Николай Мельников
Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве,
Там будут старые деревья,
Там будут яблоки в траве.

И покосившаяся хата
С крыльцом, рассыпавшимся в прах,
И мать убитого солдата
С позорной пенсией в руках.

И два горшка на частоколе,
И пядь не вспаханной земли,
Как символ брошенного поля,
Давно лежащего в пыли.

И пуcть поет в тоске от боли,
Не протрезвевший гармонист,
О непонятной «русской доле»
Под тихий плач и ветра свист.

Пусть рядом робко встанут дети,
Что в деревнях еще растут,
Наследство их на белом свете —
Все тот же черный, рабский труд.

Присядут бабы на скамейку,
И все в них будет как всегда —
И сапоги, и телогрейки,
И взгляд потухший… в никуда.

Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждет свой смертный час.

Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы,
Одно лишь «Господи помилуй!»
И вера в праведность судьбы.

Оставьте комментарий