История строительства садика №26 в с.Кленовское


Автор: Ноговицына Тамара Яковлевна

Строительство садика началось вот с чего. Стала я заведующей. Дети в садике в валенках зимой ходили, спать ложились в пальто, такой был холод в помещении. Всё было старое. Нянечки ходили за едой через улицу, постоянно поскальзывались, простывали, проблем было выше крыши. Я до этого уже пожила в городе, поработала в прекрасных детских садиках. И вот у меня возникла мысль, а почему бы нам не построить пристрой, соединяющий садик и кухню. В то время работал председателем Совета Детков Василий Пантелеевич. Пришла я к нему и говорю: «Давайте построим, пристрой к садику». Он человек опытный, ветеран войны отвечает мне: «Один пристрой, будем жердями подпирать, другой также. Не придумывай! И, вообще, у вас в хуторе народ весь старый, никто не рожает. Зачем вам там детский садик? Не надо детский садик строить…(Не правда ли, знакомые нам мысли, когда идёт закрытие малокомплектных школ, садиков и т.д.)». Короче, он не пошёл навстречу. Я написала письмо с просьбой о строительстве детского садика и через парторга, Копылову Галину Александровну, передала это письмо председателю райисполкома Михайлову Валерию Захаровичу. Она пригласила его к нам в Кленовую. Он походил, посмотрел и сказал: «Да, конечно, надо строить!» Посмотрел на меня и говорит: «Составляй смету!» А я даже слова такого не знала. Что за смета такая? А он добавил: «Составишь смету, выделим деньги!»

Мы, с Алексеем Андреевичем Феденёвым, который работал прорабом в совхозе, составили смету на 30 тыс. рублей (в то время это были большие деньги). Я передала её Галине Александровне и она увезла её в райисполком. Я, в то время, боялась этого имени – «Райисполком», что-то расстрельное звучало в этом слове. Она приехала и рассказывает: «Просмеяли твою смету. Сказали, что это филькина грамота!» Я расстроилась. Что делать? Рядом с домом, где я жила, работала какая-то бригада армян, строившая жилой дом из гипсоблоков. Я с ними как-то разговорилась и шутя сказала, чтобы они построили нам детский садик. А они всерьёз мне сказали: «Давайте построим!!!» Я им: «Нам смету надо!» Они: «Найдём!!!» Через некоторое время они привозят эту смету из г. Красноуфимска. Я переделала её на свой Кленовской садик, просто зачеркнув старое название. Смета была готова.

И тут произошла смена власти. Председателем Совета стал Гасников В.Г. Вот тогда дело и сдвинулось с места. Уже стало легче. Но непонимание окружающих было полное. «Какая-то баба строит детский садик хозспособом». Сейчас, когда называешь это слово, его уже не понимают. А это означало следующее, ни копейки в руках. Все деньги иду в бухгалтерию Совета. Я беру счёт, иду в Совет, где печатают поручение, председатель подписывает это поручение и я еду в банк п. Бисерть. Там на поручении делают отметку «Оплачено». Беру это поручение и еду, например, в г. Красноуфимск за какими-то материалами для стройки.

Итак, смета составлена. Вместе с директором школы, Копытовым Валерием Васильевичем, мы привезли её в райисполком. Почему с ним, а вот почему. Деньги на детский сад выделять было бесполезно, т.к. на территории числилось два детских садика, поэтому смета была составлена как бы на пристрой школы. Приехали, а председателя райисполкома нет. Сказали, что он уехал куда-то в нашу сторону. Я тогда была в таком азарте, спала и видела новый садик в глазах, ведь смета была на руках. Когда приехали обратно в Кленовую, я села на велосипед и, узнав, что Михайлов В.З. в Ключевой, туда и поехала. Подъезжая к п. Ключевая, у меня было только одно желание: «Хоть бы он не уехал». И моё желание сбылось. Подъезжаю к нему с документами. Конечно, он был удивлён этим поступком. Проехать на велосипеде 10 км., по бездорожью, чтобы решить вопрос о строительстве детского садика. Видимо, по интуиции я поступила правильно. Если бы я пришла к нему через его кабинет в районе, может быть вопрос о строительстве и не был решён. Но он был удивлён и потому пообещал начать решать этот вопрос. Я такая счастливая ехала обратно. Решение было принято! Но решение вопроса было сложным.

Чтобы добиться финансирования, председатель райисполкома Михайлов В.З. , приехал в Облплан. И на удачу, в то время там работал Киприянов Александр Михайлович. Его отец, Киприянов Михаил Иванович, в 1963-65 гг. работал главным инженером в совхозе «Кленовском». Мужики, по воспоминаниям, очень уважали его за честность и правильность принимаемых решений. Его сын от первого брака – Александр, частенько приезжал в Кленовую погостить. Ему очень нравилось наше село. И вот через столько лет в стенах Облисполкома он слышит название села, которое ему с юности было близко. Он тут же принимает решение, что надо помогать в решении вопросов, касающихся Кленовой. И в самом деле, он очень сильно помогал, и при строительстве садика, и в проведении водопровода по селу, и в получении стройматериалов из фондов Облисполкома. Хорошо также помогал в области председатель облисполкома А.А.Мехренцев. Золотой был мужик. Когда Михайлов В.З. приехал к нему и стал говорить о проблемах, которые создаёт эта стройка и спросил его, что делать? То Анатолий Александрович, посидел, постучал медленно карандашом по столу и говорит: «Приветствовать это надо. Эта женщина заставляет нас всех работать. Будет тебе за неё попадать, а ты помалкивай и помогай ей». И вот только после этих подвижек в области, район стал по-доброму относиться к стройке. В районе утвердили смету и на будущий год выделили на стройку 100 тысяч.

После выделения денег появились другие проблемы, которые надо было решать. Если на конец года деньги оставались, то на будущий год их уже не выделяли. И я через отдел снабжения Облисполкома, которым руководил Давидан Р.Г., стала доставать ковры, краску и прочие товары необходимые в будущем для садика. А склада нет. Где хранить? И я начала развозить товары на хранение своим воспитателям, объясняя им, что ты вот это будешь хранить, ты это и т.д. Но какую бы работу ты не делал, найдутся всегда завистливые люди, относившиеся к этой работе плохо. Кто-то написал жалобу в райфинотдел. И «неожиданно» приехала комиссия с проверкой во главе с заведующей Безверхой В.И. Деньги выделяются, а как заведующая детским садиком их расходует. На машине, приехавшей с комиссией, повезла я их по своим воспитателям, чтобы они увидели товары и всё подсчитали. Они в каждом посещённом доме увидели, что все товары находятся в добрых местах, в полной сохранности.

Много, что было по строительству садика. Помню один интересный случай. В то лето и осень, когда мы закладывали фундамент и возводили стены, были такими дождливыми. А участок, где мы строили садик, было глинистым. Если выкопать ямку, то попавшая вода никуда не уходила. Фундамент строители заложили, а затем в центр заезжал кран, на котором работал Романов Сергей Николаевич. Павлов Александр Павлович, работающий на трелёвочнике, подвозил с наружной стороны гипсоблоки, они такие хрупкие. А он их аккуратненько подцеплял, наклонял, затаскивал на плиту трелёвочника, подвозил к крану, тот зацеплял и устанавливал куда нужно. Вот так строили. Но в один из дней, Александр Павлович оказался «не в себе», т.е. изрядно «выпимши». Но работал так хорошо, что никто этого не заметил, видимо всё было у него отработано до автоматизма. В это же время, когда мы строили садик, возводили в Кленовой двухэтажный дом. И вот приезжает новый «Камаз» с окнами для этого дома. Ну шофёр и спросил у кого-то: «Где у вас тут стройка?» Ему и показали на нашу стройку. Он и завернул к нам. Заехав в нашу парашу, он застрял. Я спросила его, что он привёз. Он ответил: «Рамы!» Я так обрадовалась. Потом выяснила, что это не для нас. Стали думать, как выехать ему от нас. Шофёр «Камаза» попросил Александра Павловича вытащить его. Тот подъехал к нему, зацепил его и нажал автоматически на рычаг, который нажимал, когда наклонял и подтаскивал блоки на плиту трелёвочника. И вместо того чтобы выезжать, машину стало затягивать на плиту. Буфер «Камаза» стал мяться. Я больше никогда не слышала таких матьков, какие услышала здесь. Я ушла, потому что атмосфера была такая горячая, что думала, меня сейчас здесь отлупят. «Камаз» всё же вытащили. Уж потом меня охватил смех, ввиду комичности происходившего.

А вот ещё был случай. Директором совхоза в то время работал Сергеев Николай Михайлович. Такой молодец был, т.к. всё время помогал при строительстве садика. И вот, когда в совхозе закончились посевная и образовался промежуток, выделил он мне, для засыпки грязи речным гравием пять тракторов и погрузчик. Их отправили за Кленовской разъезд, и они стали возить гравий. Сделали один рейс, второй. Я стою и считаю. Приезжают только четыре трактора, а где пятый? Спрашиваю мужиков. Они: «Сама езжай и разбирайся». Сажусь на один из тракторов и еду с ними. Приезжаем. А там, отсутствующий тракторист М.П.М., стоит и рыбачит, зачем ему этот садик и всё прочее. Я подхожу к нему, а он рыбачит. Меня всю «прёт», я настолько внутри зла, в негодовании и всё прочее, но стою и молчу, думая, как же мне его отругать. А он оборачивается ко мне, и от неожиданности, что я здесь кричит: «Что орёшь на меня!» Я была поражена тем, от того что он не ездит, что он рыбачит, что я ему ещё ничего не сказала. Но он сел в трактор и больше не пропустил, ни одного рейса.

Чтобы принимать сделанную работу бригадой, нужна была подпись инженера-строителя. Пошла к директору совхоза Сергееву Н.М. и он предложил мне такой вариант. «Я тебя сейчас устрою на какую-нибудь должность, будешь получать 100 рублей, а ты найдёшь строителя и будешь платить ему эту зарплату». Нашла инженера-строителя в г. Красноуфимске, Ю.К.С., который подписывал наряды и получал за это деньги. Он так и ни разу не был на стройке. Вот так со многими «грехами» мы и построили детский садик.

Нужно было подводить тепло. Подрядная организация, которая должна была устанавливать топливный котёл, поставила условие, что необходим фундамент, который должен быть выложен точно по чертежам. У меня отец был печник, и мне приходилось ему помогать. Мои ребята наносили мне глины, кирпича, цемента и я стала делать замесы и укладывала кирпичи строго по чертежу. Сначала поревела, а потом стало интересно. До сих пор топливный котёл в кочегарке стоит на фундаменте, который я выложила.

А с кочегарами как плохо было. Порой сутки отработаю в кочегарке. Прихожу домой вся чёрная. Это мы потом отдушину сделали, чтобы не было так пыльно в кочегарке.

До открытия детский сад закрыли на месяц. Прихожу я на работу, а там сидит весь мой коллектив. Они говорят мне, что они не будут белить и красить. Что у меня должны быть деньги на это, нанимайте рабочих и делайте. Я им объясняю, что денег нет, что проблемы такие-то и такие. Говорила я им это спокойно, потому что здание было уже с теплом, осталось только побелить и покрасить. «Ладно» — говорю им. «Идите домой. Я буду день красить, месяц красить, год красить, но я всё равно буду это делать. Идите, уходите…» И все они встали и пошли сразу белить и красить. Хорошо помогали также родители. Всё побелили и покрасили.

А потом из г. Ирбита прислали нам вагон детской мебели. Вагон стоял на разъезде, а вывозить её было нечем. Думали, думали и кто-то говорит: «Давайте привезём на лошадях». С кем-то договорились, нам запрягли лошадей, и мы поехали на разъезд. Грузим с девчонками мебель и везём в садик. Это было такое счастье! Такую мебель мы вообще не видели. Раньше в садике была мебель 50-х годов. А тут новая современная красивая мебель. Воспитательница детского сада Татьяна Афанасьевна мне рассказывала: «Я даже ночами не сплю, представляете, думаю, как я всё расставлю в своей группе, как будет всё красиво, мне даже с работы не хочется уходить».

И когда мы праздновали открытие садика, наша воспитательница – Любовь Николаевна мне говорит: «Вы только от нас не уходите!»

Какое было время! Как было здорово!

Оставьте комментарий