Подорванов Анатолий Григорьевич


Держу на ладони маленькую зеленую, пластинку змеевика — природного уральского минерала. Она вся в капельках воды, как в росинках. Еще несколько секунд назад она была частицей целого куска красивого большого камня. Но по замыслу мастера-камнереза она может превратиться в каменной картине либо в елочку, либо в изящный листочек, либо в кусочек лужайки.

Но все это произойдет не раньше осени, когда начнется новый учебный год. Тогда вмастерской зазвенят детские голоса. А пока в деревенском деревянном доме в Отевке тихо. И только работы, которые не разобрали ученики по домам, молчаливо, но веско говорят сами за себя. Здесь, на краю глухой деревни Отевка, поселилось редкое для наших мест камнерезное искусство. А «виноват» в этом быв­ший сотрудник научной лаборатории по непрерывной разливке стали одного из Свердловских НИИ А.Г. Подорванов.

Камнерезом он стал по случаю. Время горбачевско-ельиинских реформ угробило науку. Ученых вроде бы и с работы не увольняли, но и денег не платили. А сын учился на камнереза. Отец тоже время даром терять не стал. Осваивал профессию вместе с ним. Понравилось   человеку от науки постигать красоту камня.

Впрочем камнями он увлекался с молодости. Много путешествовал. Собрал большую коллекцию минералов. А теперь природа камня открылась ему с другой стороны.

Новая деятельность выручала в пору безденежья. О мастере узнали, заказывали спортивные кубки на всевозможные теннисные соревнования. Но как сам говорит мастер, или точнее сказать, художник, работа по чьему-то заказу не интересно. А вот фантазировать, творить — дело совсем другое. Так уж, видно, ведется со времен Данилы-мастера. Кто читал сказы Бажова, наверное, помнит как тот в сердцах расколотил чашу по барскому чертежу.

Наш мастер из Отевки барских заказов не громил, а спокойно творил. Сам, правда, умолчал, но говорят, что он приложил руку и к оформлению резиденции губернатора.

Удивительно не то, что ученый стал камнерезом. Талантливый человек талантлив во всем, за что ни возьмется.

Удивительно, не то, что этот мастер оказался в глухой деревушке, что возле села Кленовское. Его ответ прост. Сначала обустроили дачу. А теперь, с выходом на пенсию, решили обосноваться насовсем.

Привыкнув к тихой деревенской жизни, решил местных ребятишек увлечь интересным делом. Научить всему, что, умеет сам. Главное, конечно, работа с камнем. Мозаика, в том числе и флорентийская, фигурки, шары, гроздья ягод. Но не только. Здесь и работа соломкой, и панно из различных пород деревьев, и керамика, и работа с   перламутром,   и   сборка   старинных   моделей   парусных   судов.    Путешествуя   по Армении, он открыл для себя еще один вид искусства: чеканка металла по дереву. Решили попробовать. Вроде бы получается. Ребятишки от общения с ним в восторге. Кроме занятий в мастерской он возит их в музеи Екатеринбурга.

Уезжая из Отевки, грешили заглянуть к юным камнерезам Мише и Ване Феденевым. Занимаются они уже два года. Миша еще спал, но сразу оживился, как только узнал, зачем пришли. Стал показывать и свои работы, и брата. То, что мы увидели, назвать простыми ребячьими, поделками, язык не поворачивается. Произведения искусства. Сверкает на свету разноцветными каменными лепестками цветик-семицветик, блестит искорками белоснежный ежик, совсем такой, как в мультфильме «Ежик в тумане». А шкатулка для драгоценностей, подаренная маме, мечта любой женщины. А какие парусники сделал Миша! Они – украшение гостиной. Одним словом, эти работы не стыдно показывать на любой выставке. Кстати, ребята ждут не дождутся сентября, когда снова начнутся занятия, и уже сейчас готовятся к ним — запасают соломку.

Не могу не сказать еще об одном. Камнерезному классу требуется материальная поддержка. В Кленовской школе искусств, для них выкроили крошечную сумму: то ли на четверть, то ли на полставки. Но этого явно недостаточно. Для работы нужен камень. Местной «Змеиной Горки» с Хозяйкой медной горы в Отевке нет. Пока учитель Подорванов добывает и достает материалы сам. Где-то выручают друзья из Екатеринбурга. Но постоянно так продолжаться не может. Будет обидно, если такое удивительное дело заглохнет. Обидно даже не за мастера, а за тех мальчиков и девочек, которые уже приобщились к красоте камня.

Л. Косинец.

«Новое время»  29 июля 2004 год

Оставьте комментарий