Возникновение и развитие села Кленовского


СТРАНИЦЫ ИЗ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СЕЛА КЛЕНОВСКОГО

Автор: Соколов Виктор Владимирович

Статья посвящается простым и совсем не простым людям, первопроходцам трудами которых из поколения в поколение наращивалась мощь Российского государства прираставшего своими корнями к Уралу и Сибири. А так же моему прадеду Соколову Александру Архиповичу простому сельскому учителю, стоявшему у истоков народного образования в селе Кленовском Красноуфимского уезда Нижнесергинской волости обучавшем детей первоначальной грамоте в школах села кленовского более 60 лет.

Образование того времени пережило три реформы поэтому школа в селе Кленовском успела быть

  1. и церковно -приходской,
  2. и земской
  3. и после революции, школа с четырьмя классами стала называться сельской.
  • Соколов Александр Архипович родился примерно в 1843 году в селе Кленовском. Красноуфимского уезда.
  • В Кленовском прожил 95 лет, работал учителем в Кленовской земской смешанной школе. по данным 1891 года. (Учительский стаж более 60 лет) так же, по-видимому, работал и в Кленовской церковно- приходской школе, а также и в Кленовской сельской школе после революции.
  • Якушко Соколов- слободчик (садчик) поселения при усть. речки Пут и реки Бисерть предположительно 1657 года рождения. Основатель Кленовской Слободы.

Приведем акт
7188 июня в 13 день, по государеву указу, память верхотурскому Михаилу Соколовскому.

«В нынешнем 188 году бил челом Великому Государю, а на Верхотурье в приказной избе стольнику и воеводе Родиону Михайловичу Павлову да с приписью подьячему Артамону Иванову подал челобитною Чусовской слободы оброчный крестьянин Якушко Соколов, а в челобитной его написано:

в нынешнем де в 188 году, по указу Великого Государя и по наказной грамоте велено ему Якушку в Верхотурском чертежу на проезжем месте Чусовской и Арамильской слобод на расстояньях, по Бисерти речке, по обе стороны, строить слобода вновь и крестьян прибирать и селить, и он де Якушко крестьян вновь прибралъ: Мишку да Сеньку да Васку Ивановых, Филку Поварова, Микитау Матафонова, Васку Стахеева, Кандрашку Алексеева, Микитку Меньшикова, Евсейка Михайлова, Игнашку Титова, Васку Коновалова, и с теми новоприбраными крестьяны ездят на тое Бисерть реку вновь слободу строить и дворами селитца…»

Предполагаю что два этих человека Соколов Александр Архипович и Яков Соколов звенья одной цепи фамилии Соколовых, не берусь утверждать об этом с полной уверенностью, поэтому представляю эту версию как легенду.

Да и вопрос не в том был ли Якушка Соколов моим предком или нет, статья посвящается моему прадеду, и я бы хотел её разместить именно на сайте села Кленовского где он родился и жил в то далёкое от нашего, времени, так как считаю что более надёжного места для сохранности информации и сохранения памяти об Александре Архиповиче мне не найти.

Дальнейшие упоминания о Кленовском взяты из различных источников тех времён:

Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до настоящего и всех преимущественных узаконений. Автор: Чулков М. Д. 1785 г.

..Как скоро путь через Кунгур и Екатеринбург был позволен, то и Екатеринбург для купечества был в славе. От способности сей дороги перед Верхотурскою учинился, что по ней ездили более, нежели по другой, а особливо сей путь был обыкновенен купцам, которые отправлялись на Ирбитскую и Макарьевскую ярманки.

И того ради в Екатеринбурге учреждена была таможня, которая силу и действие такое же имела, как и в Верхотурье.

А для большей верности и отвращения утайки товаров поставлена на дороге была от таможни застава, в расстоянии от города Екатеринбурга на 125 вёрст, при реке Бизерте под горою, называемая Кленовая, от чего и застава Кленовская называется.

Кленовская небольшая крепостца, в Екатеринбургском ведомстве, при речке Пути, впадающей в реку Бисерть, принадлежит к Уткинской онаго ведомства слободе, расстоянием от Киргишанской крепости 29 вёрст, от Екатеринбурга 125 вёрст.

Далее в записках путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепёхина по разным провинциям Российского государства в 1770 году о Кленовской крепости говорится следующее.

За Гробовым полем в 26 верстах следовала Киргишанская крепость. От Киргишанской в 36 верстах отстояла Кленовая; а в 25 верстах была последняя крепость Бисертская, разделяющая Екатеринбургское ведомство с Кунгурским уездом. Все сии крепости имели деревянное рубленое укрепление с башнями и пушками, которое ныне нарочито обветшало, да и жители оных мест не безветхи. Они или определены в заводские работы, или обязаны ставить лес на судовое строение на Уткинскую пристань. Большая и проезжая Московская дорога так же им не безтягостна для частого подвод разгону. Топкия и болотистые места делают им так же затруднение в содержании мостов, и можно сказать, что в редких местах такая затруднительная, а особенно в ненастное время, бывает дорога”.

Об этих напастях на Сибирском тракте так же будет упоминаться и впоследствии.
Старый Сибирский тракт будет беспокоить жителей Кленовского очень долгое время.

Например; 1861 год

“Осенью 23 августа -23 сентября 1861 года последовал целый ряд заявлений губернской почтовой конторы Пермскому военному губернатору о дурном состоянии тракта.

В этих заявлениях положение тракта характеризуется такого рода заявлениями: «дорога от Тугулымской до Марковской станций так дурна, что нет возможности по ней ехать, а необходимо сворачивать в сторону и следовать окольною дорогою: на половине станций провалились гати, от чего ломаются тарантасы»

«дорога от Киргишанской к Гробовской и Кленовской в весьма избитом положении», а в некоторых местах «до того испорчена, что нет никакой возможности проехать шагом», между Киргишанской Кленовской и Бисертской станциями дорога «разбита до того, что нет возможности днем безопасно проехать по ней».

Один из мостов описывается так:
«Сверх наплавной слани, утонувшей по маловодию почти до дна реки образовавшей невывозимый овраг, накладены вторыя балки и на них набросаны еще доски, ничем не прекрепленныя, ни гвоздями, ни деревянными шпилями, почему доски сии, при спуске экипажей, колесами двигаются к ногам лошадей и нередко случается, что сии последния повреждают ноги, а при таковом состоянии моста, каждый едущий, видя угрожающую опасность, предворительно должен уравнять подвижную слань, и часто переправу эту оканчивают с помощюю приглашенных обывателей».

Смотритель Кленовской станции говорит, что между станциями Кленовской Киргишанской и Бисертской «дорога доведена до совершенного безобразия, так что нет возможности ехать более 6 верст в час, и только днем, а ночью почти невозможно проезжать, не сломавши чего — нибудь у экипажа».

По заявлению станционнаго смотрителя от 16 августа, дорога от станции Бисертской к Кленовской так дурна «что нет никакой возможности проехать, ухабы более чем в полтора аршина глубины» и т. д…..

Из записок Радищева-1790 год

“От Бисертской Гористо, и дороги лесом. До Кленовской 25 верст, дорога по холмам. Не доезжая верст за пять, спускаются с высокой и крутой горы и неприметно покатом доезжают до селения. От сей горы, которая в сем месте, кажется, составляет хребет Урала, горы становятся ниже. До Киргишанской 34 версты. До Гробовской 27 вёрст. Крепости к заводам не приписаны, платят только обыкновенные подати. Хлеба сеют мало, и то один ржаной, по причине холода и каменного грунта. Отяготительны для них подводы, провождение колодников. Промысел их состоит в работах по заводам”…

“Пятого мая поутру выехали (задержаны, команда увела лошадей в ночь) и, переехав Чусовую, шестого мая (приехали) в Гробовскую поутру, где у исправника Порецкого пили чай и ели. Поехали с командою, приехали в Киргишанскую с командой, где пили чай у капитана. Исправник нас знает. До Кленовской гористо и грязно. В Бисертскую приехали седьмого, часу в девятом переехали Бисерть, быструю реку, и обедали в Ачитской. Сварили курок.

Сторона восточная Уральских гор около Екатеринбурга плоска, но даже от Камышлова есть пригорки, и Екатеринбург хотя не на горах, но стоит на шиферном грунте.

До Решот дорога камениста, лежат большие каменья кварца, мрамора, а потом даже до Билимбаихи гранит; за Чусовую места низки.

Пашни нет до Кленовской, там пашут помалу.

В пяти верстах завод Бисертской Демидова. От Киргишанской до Бисертской и несколько дале горы частые и грязно, есть долины мокрые, где косят сено.

От Бисертской до Ачитской долины с пашнею, и около живут татары.

А от Киргишанской до Бисертской по обеим сторонам селений нет.

Хлеб дешевле в Ачитской. За Бисертскою держат пчёл”.

РВБ: XVIII век: А.Н. Радищев. Записки путешествия из Сибири

Описаний о Кленовского остроге я не нашёл но его вид можно представить по описанию других крепостей.

“Кленовская небольшая крепостца, в Екатеринбургском ведомстве, при речке Пути, впадающей в реку Бисерть, принадлежит к Уткинской онаго ведомства слободе.

Крепость имела деревянное рубленое укрепление то есть бревенчатый забор с башнями и пушками в крепости находилися, сарай, называемый цейхгаузом, где хранились пушечки (фальконеты) Ермаковы и ружья, весом в пуд или в 1 1/2 по крайней мере, ствол чугунный, ложа деревянная простая, замок старинный с колесами.

Тут же хранятся и орудия казни: топор, крюк, которым за ребра вешали, утюг, то есть кривое железо с ручкою, шириною в 2 — 1/2 пальца, наподобие серпа, железцы или клеймы малые», (но впрочем, стоп, это уже из описания другой крепости).

Однако в Кленовской крепости все-таки имелся полуэтап и орудия физического воздействия наверняка были.

Как не печально это звучит, но Сибирский Московский тракт был не только купеческой дорогой, но и кандальной.

В крепости так же находилась Старая канцелярия, в ней небольшая комната со столом и скамьями для писарей, в средине два столба, у одного цепь, в прихожей отгородка решетчатая, осленистая, для сажания колодников.

Но не буду всё время о грустном, в Кленовском не смотря на все трудности тогдашней жизни, люди, занимались и садоводством, например «Марьин корень Paeonia anomala L. в изобилии росший по лесам и в окрестностях Кленовской и Киргишан, выкапывали и пересаживали в сады так, же как Cyhripedium maeranthum. Sw. Считалось, где Марьин корень растет, там змей нет”.

По мере развития заводов и Сибирских почт у людей появляется более разнообразная работа, этому способствует и поэтапная отмена крепостного права в России, и хотя Кленовские крестьяне никогда к крепостным крестьянам не принадлежали, тем не менее, наличие этого отягчающего жизнь крестьян обстоятельства наверняка ощущали и они.

В Кленовском развивается, и образование помимо церковноприходской школы появляется и земская, здесь я точно сказать не могу, так как в одних статистических источниках упоминается церковноприходская школа, в других только земская так чтобы упоминались обе эти школы вместе, таких источников я не нашел. Впрочем, вопрос о школах надо бы поизучать плотнее.

Однако точно известно, что в 1891 году в Кленовском была смешанная земская школа (училище)? В которой училось 60 мальчиков и 10 девочек, учителем в этой школе был Соколов Александр Архипович. Бюджет школы составлял 430 рублей выделенных от земства.

Однако по данным 1861 года в Кленовском имеется церковноприходская школа, размещённая в пожертвованном на время помещении имеющая двух наставников.

В которой учатся 4 мальчика и 1 девочка на постоянной основе, и 20 мальчиков и 8 девочек как вольноопределяющиеся итого в школе обучается 33 человека.

К сожалению, имена и фамилии наставников не указаны.

Но предполагаю, что Соколов Александр Архипович причастен к этому факту, преподавать он начал где-то именно в это время.

Такой вывод я делаю ещё и потому факту что в 1897 году старший сын Александра Архиповича уже учился в Красноуфимском техническом сельскохозяйственном училище на первом курсе. И первоначальное образование он получал у своего отца в школе.

С более высоким образованием в те времена тоже было всё не просто, были определённые ограничения, и исключения делалось, в том числе и для детей учителей.

Высший и низший размер вознаграждений с 1871 по 1883 годы вообще составлял: учителей и учительниц от 120 рублей до 300 рублей в год, в земских школах с трехгодичным обучением 130 рублей до 300 рублей в год

Высший и низший размер вознаграждений с 1884 по 1886 год вообще составлял: учителей и учительниц от 240 рублей до 580 рублей в год, с 1886 по 1890 год от 240 до 640 рублей в год.

Высший и низший размер вознаграждений с 1884 по 1890 годы:в земских школах с трехгодичным обучением от 240 рублей до 360 рублей в год.

Учителя не причислялись к крестьянскому сословию. Получение образования без службы государству, означало отрыв от прежней социальной среды, и необходимость существовать на доходы от своих личных занятий, в основном от умственного труда.

Статья эта не претендует на истину в последней инстанции, тем более что я не являюсь историком по образованию, но всё изложенное выше взято и основывается на документальных источниках и, конечно же, требует дальнейшего изучения.

 

Оставьте комментарий